Ì

Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
Войти
журнал
МЕД-инфо
справочник
лекарств и учреждений
консультации
задайте вопрос врачу
мобильные
приложения

ВИДЕО
Рубрики Темы

Актуальные новости

05 октября в 09:00
Съезд «Статистика здравоохранения нового времени»: новые вызовы – новые решения

07 сентября в 21:45
Выявить риски поможет онкокалькулятор

25 августа в 14:51
В ФЦМН ФМБА пациенту удалили обширную редкую опухоль

21 августа в 13:51
Правительственная делегация посетила онкодиспансер в Магадане

21 августа в 12:58
Экзоскелет получил сертификат качества ЕС



Медицина и общество Интервью с экспертом
12 августа 2015, 12:56 X 9965 K 0

Дмитрий Мельников: «Медицина в Саудовской Аравии в таком состоянии, что я никому не рекомендую попадать в ее объятия»

Врач анестезиолог-реаниматолог первой категории Дмитрий Александрович Мельников 2-й год живет в Королевстве Саудовская Аравия. В интервью Эврике он рассказывает о жизни анестезиолога-реаниматолога в этой стране и о медицине в целом.

— Дмитрий Александрович, вы работаете в г. Даммам Саудовской Аравии анестезиологом-реаниматологом. Расскажите, в чем особенность работы в Саудовской Аравии?

— Да, я работаю в Королевстве Саудовская Аравия уже 2 года анестезиологом-реаниматологом. Причем 1-й год работал «чистым» реаниматологом, а сейчас «чистым» анестезиологом. Здесь это совершенно разные специальности, на получение соответствующей лицензии сдаются разные экзамены. Но для тех, кому ближе анестезиология, есть приятное дополнение. С лицензией анестезиолога вы можете работать и в реанимации, а вот наоборот — нет. Особенностей работы здесь столько, что все не перечесть. Работа, да и жизнь тоже, здесь организована исключительно приблизительно. Помните Вольку Костылькова, который попросил Старика Хоттабыча скопировать телефон? Копия была очень похожа на оригинал, только из цельного куска золота. Вот и здесь так. Взяли за основу американские стандарты, вложили жуткое количество денег, а на выходе получили практически нежизнеспособную конструкцию. Из серии «Мотор был очень похож на настоящий, но не работал». Проблема как обычно в кадрах. Здесь просто некому воспользоваться технологиями и достижениями цивилизации. Своих специалистов в стране нет. Причем не только в медицине, но и во всех остальных областях. Только представьте: в стране примерно 20 млн населения. Это включая стариков (а долгожители здесь отнюдь не редкость, ведь пациентам реанимации частенько бывает за сотню лет), детей (а рожают здесь много, средняя цифра на семью, по моим наблюдениям, 4-5 детишек, но и 10 встречается, чаще в сельских районах) и женщин (которые не работают и вообще из дому практически не выходят). Таким образом, из 20 млн на долю работающих остается совсем небольшой процент. И 10 млн гастарбайтеров (в основном мужчин трудоспособного возраста). Так что местных почти не видно. Везде одни гости. Из местного мужского населения значительная часть имеет только базовое образование, буквально на уровне читать, писать. Национальное образование — на зачаточном уровне. А тех, кто его все же получил, на работу взять обязаны, куда бы они ни попросились. Причем зарплату им обязаны платить как минимум в 3 раза выше, чем аналогичному специалисту из-за рубежа. Совершенно понятно, что на таком фоне качество местных специалистов оставляет желать лучшего. Вот вам и особенность работы: крайне тяжело работать с непрофессионалами, которые считают себя солью земли.

«Взяли за основу американские стандарты, вложили жуткое количество денег, а на выходе получили практически нежизнеспособную конструкцию».

— Почему вы туда уехали? Зарплата или иные причины?

— Да, основная причина — это зарплата. Я окончил Белорусский государственный медицинский университет в 2001 году. Так вот в Беларуси анестезиолог на 2 ставки зарабатывает примерно 800 $. А вы все, я полагаю, знаете, что это такое отработать 2 ставки. Сколько это ночей и когда ты видишь семью. Здесь зарплата стартует с 3000 $, если у вас нет последипломного образования в виде клинической ординатуры и стажа в 3 года после нее. В этом случае вы — резидент. Если вышеописанным требования вы соответствуете, уже 4000 $. И тогда вы — специалист. Если вы кандидат медицинских наук со стажем после защиты в 5 и более лет, можете претендовать на звание консультанта и зарплату в 7000-10000 $. Правда, местный Минздрав старается иностранным врачам звание консультанта не давать. Все руководящие должности в стране резервируются для своих. Зарплаты, конечно, отнюдь не космические. Но и с теми, что предлагаются на Родине, не сравнить. Были, понятно, и другие причины отъезда. Это и желание мир посмотреть, и стремление доказать себе и окружающим, что ты можешь сделать что-то помимо сидения на одном месте. Да и у моря пожить хотелось тоже.

«Здесь зарплата стартует с 3000 $, если у вас нет последипломного образования в виде клинической ординатуры и стажа в 3 года после нее».

— Как проходит день анестезиолога-реаниматолога?

— Здесь 6-дневка. По 8 часов в день. Сутки разбиты на 3 8-часовые смены, начиная с 8:00. Многие, особенно поликлинические специалисты, работают в режиме «сплит-шифт»: с 8 до 12, потом с 16 до 20. С 12 до 16 — дома, обед и сон, как правило. Анестезиология работает с 8 до 20 — онлайн, после 8 вечера до утра — онколл, то есть по вызову. 1-2-3 вызова обычно есть. Выходной в стране — пятница, а понедельник начинается в субботу.

— Как вы оцениваете состояние медицины? На чем держится медицина? Дорогая ли платная?

— Медицина здесь в таком состоянии, что я никому не рекомендую попадать в ее объятия. С одной стороны, все красиво, чисто, современно, укомплектованно. Замечу в скобках, что уровень укомплектованности стационаров Беларуси примерно такой же. Не последние разработки, но вполне достойные. С другой стороны, как я уже говорил, врачи — это просто песня! Большинство медработников — граждане соседних стран: Египет, несомненно, лидирует, египетских врачей здесь около 65 тыс., потом Иордания, Ливан, Индия, Пакистан. Сильных или даже средних по нашим меркам специалистов могу пересчитать по пальцам одной руки, и еще запасные пальцы останутся. Абсолютное большинство — откровенно слабые. Хотя сами они так не считают, очевидно по той причине, что им не с чем сравнивать. Просто смешно слушать их глубокомысленные размышления о природе вещей. Но смешно ровно до тех пор, пока тебя не начинают заставлять соответствовать их стандартам. Средний и младший медперсонал — Филиппины и Индия. Европейцев не видно и не слышно. Американцы имеют пару своих госпиталей на территории компаундов, принадлежащих нефтяным компаниям. Там, говорят, уровень медицины высок. Но лично мне в этом убедиться не довелось пока. С улицы в компаунд не зайдешь — колючка и пулеметы, а на работу туда берут только с американскими или европейскими дипломами. И то не всех подряд. Медицина здесь триедина: есть и страховая, и государственная, и платная. Платная дорого. Сутки в реанимации, к примеру, стоят 1000 $ только за сам факт. Плюс обследования, лечение, консультации.

«Самые востребованные специалисты здесь — гинекологи и косметологи. Первые — потому что много рожают. Вторые — потому что женщинам здесь некуда выйти из дома».

— Каких врачей не хватает, каких переизбыток? Хватает ли врачей вашей специальности?

— Самые востребованные специалисты здесь — гинекологи и косметологи. Первые — потому что много рожают. Вторые — потому что женщинам здесь некуда выйти из дома. Ну, разве что в магазин в сопровождении мужчин. И все. Так что косметология проходит под рубрикой «Развлечения». Ну и красивыми быть тоже, наверное, хочется, хоть я и не совсем понимаю смысл в косметике под чадрой... А по большому счету, не хватает врачей абсолютно всех специальностей. Своих же нет. Да, кого-то отправляют на учебу в Европу, Америку, Канаду. Вот только не возвращаются они потом. Причины, полагаю, разъяснять не надо. Впрочем, кратко поясню: пустыня, жара, все запрещено, ислам до упора.

— С какими проблемами чаще люди обращаются?

— Местные пациенты — отдельный разговор. Если пациент не знает, сколько у него печеней и зачем нужно сердце, то объяснять ему даже банальные правила дозирования инсулина — тяжкий труд. И можно быть уверенным, что ваши объяснения он забудет сразу после выхода из кабинета. А объяснить проблемы реанимационных пациентов просто нереально. Понятийный аппарат спрашивающего не вмещает столько образов. Проблемы у пациентов самые разные, но вполне при этом обычные. Обращает на себя внимание разве что огромное количество диабета и его осложнений. Распространена серповидноклеточная анемия. А в остальном проблемы общечеловеческие.

— На что делает акцент медицина страны? Присутствует ли комплексный подход?

— Акцент у местной медицины примерно такой: «Вот тебе таблетка. И иди отсюда». Общая направленность — на выкачивание денег из страховых компаний. Это для частных больниц. Что делается в государственных, я точно не знаю, но, судя по состоянию пациентов, которых к нам оттуда переводили, ничего хорошего. О комплексном подходе в условиях, когда каждый врач считает себя самым умным, говорить сложно.

«Акцент у местной медицины примерно такой: „Вот тебе таблетка. И иди отсюда“».

— Что вы делаете для того, чтобы не выгореть?

— Хожу в спортзал и пью валерьянку в таблетках, потому что этилового спирта в стране нет ни в каком виде.

— Что бы вы пожелали врачам, работающим не за границей?

— Рекомендую всем коллегам съездить поработать. Неважно куда.

Источник: Evrika.ru


Читайте также в рубрике «Интервью с экспертом»

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться


Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта