Ì

Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
Войти
журнал
МЕД-инфо
справочник
лекарств и учреждений
консультации
задайте вопрос врачу
мобильные
приложения

ВИДЕО
Рубрики Темы

Актуальные новости

10 ноября в 17:44
Лучшие стационары и отделения реанимации получили гранты

10 ноября в 09:58
В Москве прошел IX Всероссийский съезд онкопсихологов

08 ноября в 11:07
«Сервье» откроет научно-исследовательский центр в Сакле

01 ноября в 12:25
Ученые МГУ: диабет можно контролировать по выдыхаемому воздуху

14:11
Телемедицина внесет изменения в здравоохранение



Технологии Интервью с экспертом
27 февраля 2014, 16:40 X 2631 K 0

Роман Колпаков: «Важно что-то делать не только для себя, но и для других»

Мы договорились встретиться с Романом Колпаковым, создателем такси для инвалидов-колясочников «Инватакси», на одной из оживленных улиц в центре города. В бесконечном потоке машин ловлю глазами нужный автомобиль. А вот и он... Приветливо моргнули фары, и я ныряю в теплый салон уютного минивэна. За рулем Наталья, жена Романа. Медленно двигаемся вперед, чтобы припарковаться и начать интервью. По пути — одна, другая парковка со значком человека в коляске, но все они заняты дорогими иномарками, хозяева которых явно не инвалиды. Вздыхаем и едем дальше. Наконец втискиваемся между двумя автомобилями и начинаем нашу беседу.

— Роман, как возникла идея создания службы такси?
— Больше 10 лет назад я получил серьезную травму позвоночника. После этого мне потребовались длительное лечение и реабилитация. В частности надо было ездить на занятия в реабилитационный центр, на определенные медицинские процедуры. Но, как вы понимаете, перемещаться по городу в инвалидной коляске очень непросто.

Единственный доступный способ передвижения — на автотранспорте. Я был вынужден постоянно заказывать такси, искать частников с личными автобусами, чтобы добраться до места. Заказать городское социальное такси также было крайне сложно. Приходилось за неделю, а то и за более длительный срок планировать поездки. Кроме того, эта служба работает только на территории Москвы, за город они не ездят, да еще надо получать специальные талоны. В общем, если ты сам не можешь передвигаться, выбраться из дома практически невозможно.

«Я был вынужден постоянно заказывать такси, искать частников с личными автобусами, чтобы добраться до места. Заказать городское социальное такси также было крайне сложно»

Стало понятно, что нужна своя машина, приспособленная для колясочников, и в 2006 году мы смогли купить подержанный минивэн с электроподъемником. Проблемы с передвижением были решены. Через некоторое время стали обращаться друзья с просьбой помочь перевести своих знакомых или родных в инвалидных колясках. Постепенно таких просьб становилось все больше и больше, и мы уже чисто физически, да и материально не могли помочь всем, кому это было нужно. Вот тогда мне и пришла в голову идея создания специальной службы по перевозке инвалидов-колясочников. С большими трудностями мы нашли средства на покупку первой рабочей машины, запустили сайт www.invataxi.ru и приступили к работе.

— Когда это было?
— Около трех лет назад. Сейчас в нашем парке четыре автомобиля. Это микроавтобусы, специально оборудованные электроподъемником для инвалидов-колясочников. Приемом заказов и бухгалтерией занимается моя жена, Наталья. Офиса у нас пока нет, поэтому работаем на дому.

— Куда в основном едут ваши пассажиры?
— Обычно в медучреждения на прием к врачу либо на какие-то реабилитационные мероприятия. Иногда на какие-то культурные мероприятия — в театр, на концерт или просто в гости.

Летом мы помогаем инвалидам отправиться в отпуск: доставляем клиента в аэропорт, на вокзал, с дачи или на дачу.

Есть у нас и постоянные клиенты — паралимпийская команда по керлингу из Раменского, мы возим ребят на соревнования, реабилитационный центр «Три сестры». Или замечательная девушка Катя, она дружит с Аллой Пугачевой, и та ее опекает. Катя ездит на все концерты Пугачевой и Орбакайте. Иногда она просто встречается с Пугачевой, тогда мы ее доставляем на встречу и обратно, и Алла Борисовна оплачивает эти поездки.

«Сейчас в нашем парке четыре автомобиля. Это микроавтобусы, специально оборудованные электроподъемником для инвалидов-колясочников»

— Сколько стоит поездка в «Инватакси»?
— Изначально я планировал этот проект как благотворительный. Но пока мы так и не нашли спонсоров, которые бы его поддержали. Сейчас, например, мы вынуждены просить за час поездки 500 рублей. Но услуги частного такси обойдутся еще дороже — от 700 рублей и выше, и минимальный заказ составит при этом 3 часа плюс 1 час подачи. Минимальный заказ у нас, с учетом того, что наши автомобили, в отличие от городского такси, специально оборудованы для инвалидов, составляет 2 тысячи рублей за 4 часа работы. Половина этих денег идет на оплату водителя, вторая — на бензин и ремонт машины. Второй год мы работаем в «минус». При этом к нам часто обращаются люди, которым заплатить просто нечем, и тогда моей жене приходится самой садиться за руль — бесплатно. Конечно, помочь хочется всем, но возможности ограничены.

— Как вы набираете водителей?
— На самом деле, это большая проблема. Ведь наши водители не только сидят за рулем, но и помогают пассажирам спуститься из подъезда, подняться в автомобиль и т. д. Все это требует хорошей физической подготовки и определенных человеческих качеств. К сожалению, многие люди не выдерживают такой нагрузки и, проработав какое-то время, увольняются.

— Глядя на вас с супругой, ловлю себя на мысли, что вы очень подходите друг другу. Расскажите, как вы познакомились с Натальей?
— Познакомились мы 6 лет назад на одном из форумов. Первый раз Наталья приехала ко мне домой, чтобы я ей передал лекарства для одной женщины-инвалида, которой требовалась помощь. Потом мы какое-то время переписывались. Постепенно перешли и к реальным встречам и через несколько лет поженились и обвенчались.

— Счастливая история... Сегодня все больше людей находят себе спутников жизни, общаясь в Интернете. Для человека с ограниченными возможностями это реальный шанс встретить свою половину, не так ли?
— Верно. Когда я стал активно пользоваться Интернетом, заходил на разные православные сайты и решил, что нет той площадки, на которой люди могли бы общаться, находить друг друга, для того чтобы создать семью. Вот и родилась идея создать такой сайт знакомств «Прихожане.ру». Сейчас на сайте около 70 тыс. участников, проект вырос почти до социальной сети.

Но все же для того, чтобы лучше узнать друг друга, без реальных встреч и общения не обойтись. Только так можно понять, твой это человек или нет. Мой совет: не стоит надолго затягивать переписку при виртуальных знакомствах. В итоге это может привести к тому, что люди оттягивают встречу и уже не хотят живого общения, боятся разочароваться или, наоборот, разочаровать... И вся эта переписка постепенно сходит на нет.

— Изменилось ли ваше окружение после аварии?
— Из прошлой жизни у меня не осталось ни одного приятеля. Сейчас у меня совершенно другой круг общения, новые друзья.

«Не стоит надолго затягивать переписку при виртуальных знакомствах. В итоге это может привести к тому, что люди оттягивают встречу и уже не хотят живого общения»

— Вы разделяете жизнь на «до» и «после». Это означает, что вы стали другим человеком?
— У меня полностью поменялись жизненные ориентиры. Я до травмы и после — это два абсолютно разных человека. Многое, что было раньше важным и значимым, теперь для меня абсолютно не имеет никакого значения.

Главное стремление тогда — заработать побольше денег, весело провести время. После травмы для меня настал период осмысления, и я понял одну очень важную вещь: нужно, в первую очередь, что-то делать не для себя, а для других. Это приносит радость и дает совершенно другое ощущение жизни.

— Роман, как вы считаете, болезнь — это наказание или благо для человека?
— Я думаю, что все же благо. Болезнь заставляет задуматься о себе: для чего ты живешь, что ты сделал в этой жизни, а что упустил... Для меня, во всяком случае, это так.

Вообще, мне кажется, что эта проблема гораздо шире, поскольку болезнь затрагивает не только самого человека, но и его близких, для которых также круто меняется жизнь. Это как круги, которые расходятся по воде, когда в нее брошен камень. И почему болезнь выбирает именно этого человека, а не другого, мы вряд ли сможем понять. Надо просто принять эту ситуацию и научиться в ней жить.

«После травмы для меня настал период осмысления, и я понял одну очень важную вещь: нужно, в первую очередь, что-то делать не для себя, а для других»

— Действительно, кого-то болезнь делает сильнее, а кого-то, наоборот, ломает. Как вы думаете, почему так происходит?
— Все зависит от человека. Вне зависимости от того, слабый ты или сильный, всегда есть выбор, как поступить. Главный вопрос, который стоит себе задать в непростой ситуации, — не «за что?», а «для чего?». Как только ты перестанешь себя мучить вопросом «за что?», ты начинаешь жить легко. Но, к сожалению, не всем удается найти ответ на этот вопрос. Поэтому очень важно, чтобы тебя в нужный момент поддержали, чтобы рядом был кто-то родной и близкий.

— Вы рассуждаете, как верующий человек...
— Я пришел к вере после аварии. Не сразу, постепенно. Но теперь для меня вера — это основа жизни. А вера — это есть верность и доверие к Богу. И, наверное, не просто доверие на словах или в мыслях, но и верность, доказанная на деле. Сам стараюсь придерживаться этого, но часто по немощи оступаюсь. Но стараюсь вновь исправляться и бороться со своими недостатками.

— Изначально вы планировали свой проект как благотворительный. Как вы думаете, почему этого не получилось?
— Трудно сказать, наверное, дело в менталитете. Те люди, к которым мы обращались, прямо сказали, что это не их проблемы, а забота государства. Но постепенно отношение к этой проблеме меняется, медленно, черепашьими шагами, но меняется. Пять лет назад в стране вообще не существовало такого понятия, как «социально ответственный бизнес». А сегодня все больше компаний начинают развивать социальные проекты. Возможно, это связано с тем, что стало больше общения и деловых контактов с зарубежными партнерами, а за границей уже иначе относятся к инвалидам. У нас в стране долгое время было не принято поднимать эту тему: ну сидят эти люди дома и пусть сидят. А то, что на месте человека в коляске может оказаться любой, об этом предпочитали не думать.

«Как только ты перестанешь себя мучить вопросом «за что?», ты начинаешь жить легко»

— Роман, в прошлом году вы получили гран-при премии «Новая интеллигенция», организованной газетой «Московские новости». Насколько я знаю, это произошло по результатам зрительского голосования...
— Да, это так. (Улыбается.) Премия «Новая интеллигенция» является продолжением одноименного проекта «Московских новостей», который начался в феврале 2012 года с публикации манифеста «Новой интеллигенции» о формирующемся в России новом социальном слое активных и неравнодушных граждан. Я был одним из четверых номинантов в номинации «Жажда жизни». Победу одержал Владимир Рудак, режиссер из Петрозаводска, создатель проекта «Реабилитация инвалидов через кинематограф». Ну и уже потом, по результатам общего зрительского голосования, совершенно неожиданно для себя получил гран-при премии.

— Как вы относитесь к людям с инвалидностью, которые зарабатывают на этом деньги — снимаются во всевозможных ток-шоу и фильмах?
— Я как-то об этом не задумывался... У всех из нас бывают разные жизненные ситуации, и, если кто-то из этих людей не имеет постоянного заработка, его некому поддержать, нужны деньги на реабилитацию, лекарства, то почему бы и нет? Другое дело, что не надо устраивать из своей жизни «маски-шоу», участвовать в каких-то сомнительных мероприятиях, пробуждающих отнюдь не сострадание и сочувствие к чужой беде, а какие-то низменные инстинкты. Это, конечно, неприемлемо.

— Как вы считаете, почему у нас так плохо относятся к инвалидам?
— Наше общество не совсем здоровое. У нас нередко плохо относятся друг к другу, а не только к инвалидам. Люди зациклены на себе, своих проблемах, и порой не видят, что происходит рядом. Недавно видел по телевизору такой сюжет. Гаишники сымитировали ДТП: положили на дорогу манекен ребенка, облили его красной краской и рядом бросили разбитый велосипед. Так вот, никто из проезжавших мимо водителей не остановился и не даже не притормозил...

Конечно, не все так мрачно, есть и позитивные моменты. Сейчас, к примеру, в Москве многое делается для того, чтобы человек, передвигающийся в коляске, чувствовал комфортно — появились пандусы, специальная разметка на парковках. Но, как мы с вами только что могли убедиться, не всегда новые правила соблюдаются, многое делается «для галочки». К примеру, делают пандусы, но на коляске на них не заехать, или вот ищешь место на парковке, наматывая круги, а ведь есть специально обустроенные парковочные места для инвалидов, но все они заняты...

«Наше общество не совсем здоровое. У нас нередко плохо относятся друг к другу, а не только к инвалидам»

Так что многое еще предстоит сделать, многому научиться. Было бы хорошо ввести общественный контроль. Если бы люди с ограниченными возможностями, для которых собственно и обустраивается эта городская среда, смогли участвовать в данном процессе, было бы больше толку, и бюджетные деньги не пускались бы на ветер, а приносили реальную пользу.

— Вы о чем-то жалеете?
— (Задумывается.) Нет, я ни о чем не жалею, есть масса людей, которые оказались в более сложной жизненной ситуации, чем я. К примеру, та женщина, благодаря которой мы познакомились с Натальей. За ней ухаживала мама, но недавно она умерла. Ни родственников, ни близких у нее нет, а она лежачая больная. Представьте весь ужас ситуации, в которой оказалась эта женщина. И таких людей, к сожалению, очень много. И кто-то должен о них позаботиться.

— Роман, что для вас милосердие?
— Помощь ближнему, сострадание...

— Сострадание — это сопереживание, а многие люди относятся к инвалидам с жалостью...
— Эта жалость абсолютно не нужна. Более того, она вредна. Наоборот, надо настраивать инвалида на позитивный лад, помогать преодолевать жизненные трудности, иногда даже поругать, но ни в коем случае не жалеть. Ведь постепенно человек может утонуть в этом состоянии, потерять силу воли, озлобиться и начать относиться ко всем, будто бы ему все должны. А это неправильно.

«Я ни о чем не жалею, есть масса людей, которые оказались в более сложной жизненной ситуации, чем я»

— Какие существуют основные проблемы для инвалидов в нашей стране?
— Прежде всего, отсутствие занятости и возможности самореализации. Сегодня человеку с инвалидностью очень трудно найти работу. А ведь среди них есть много талантливых, разумных людей, которые могут принести пользу обществу, сделать свой вклад в его развитие. К примеру, за рубежом вопросы трудоустройства инвалидов решаются на уровне государства, а у нас в стране пока такой отлаженной системы нет. Молодые ребята быстрее сорганизовываются, находят что-то через Интернет, знакомых, а вот люди среднего и старшего возраста практически не имеют таких возможностей, им очень тяжело в этом плане.

— О чем вы мечтаете?
— О многом. (Улыбается.) Конечно, дальше развивать сервис «Инватакси». Вторая большая мечта — открыть хостел, где могли бы останавливаться не только инвалиды-колясочники, но и пожилые люди, также имеющие различные нарушения здоровья, нуждающиеся в определенных условиях проживания и сервисе. По примеру того, как это делается за рубежом, например в Финляндии.

— Как известно, Финляндия — одна из наиболее развитых в этом плане европейских стран...
— Когда мы с Натальей путешествовали по этой стране, у нас была встреча с одним из финских депутатов. Он инвалид-колясочник, один из активных борцов за права инвалидов. Так вот, по его словам, лет 20 назад в Финляндии отношение к инвалидам было ровным счетом таким, как у нас сейчас. И именно благодаря настойчивости, терпению и решимости неравнодушных людей удалось разбить эту стену непонимания и сдвинуть дело с мертвой точки. Думаю, нам есть чему у них поучиться.

Фотографии из личного архива Романа Колпакова


Читайте также в рубрике «Интервью с экспертом»

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться


Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта