Ì

Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
Войти
журнал
МЕД-инфо
справочник
лекарств и учреждений
консультации
задайте вопрос врачу
мобильные
приложения

ВИДЕО
Рубрики Темы

Актуальные новости

14 декабря в 16:35
В Москве открыли выставку о фронтовых медсестрах

10 декабря в 14:20
Фонд «Вера» собирает подарки для неизлечимо больных пациентов

07 декабря в 09:41
В России провели первую робот-ассистированную операцию ребенку

06 декабря в 17:25
«Линия жизни» поддержит инновационный проект в Татарстане

01 декабря в 16:48
Объявлены лучшие препараты 2017 года



Хирургия Интервью с экспертом
26 июля, 13:03 X 2094 K 0

Михаил Овчинников: «Еще в школе я заболел хирургией»

Михаил Овчинников, пластический хирург, действительный член RAMA (Russian-American Medical Academy), Bundesärztekammer (немецкой врачебной ассоциации), Sächsische Landesärztekammer (ассоциации врачей Саксонии), RUSSCO (российского общества клинической онкологии). Он работал и обучался в университете Istituto Nazionale dei Tumori в Милане, в отделении пластической, реконструктивной и эстетической хирургии под руководством одного из авторитетных пластических хирургов Европы Dоtt. Maurizio B. Nava. Работал в отделении пластической и реконструктивной хирургии в Хемнитце, Германия. Сегодня он отвечает на актуальные вопросы МЕД-инфо.

— Михаил, в каком возрасте Вы приняли решение стать хирургом?

— Я сам из медицинской семьи. Общий стаж в медицине всей нашей династии насчитывает более 300 лет. Родители мои — врачи, но должен сказать, что ни они, ни кто-либо еще меня никогда не настраивали быть врачом. Желание пришло само — возможно, сказалась атмосфера дома и частые разговоры на медицинские темы. Последние два года в школе я обучался в специализированном классе с медико-биологическим уклоном, и именно там укрепилось мое желание стать врачом. Летом вместо каникул я был на практике в одной из клиник и как-то случайно, оставшись тет-а-тет с пациентом, осознал, насколько я важен для него, как благодарно он на меня смотрит, тогда еще на школьника в белом халате. Там же я впервые побывал на операции, сначала просто смотрел из-за спины, но этого хватило, чтобы «заболеть» хирургией. Позднее, уже поступив в университет, я был завсегдатаем «анатомички» (секционный зал на кафедре нормальной анатомии человека) и кружка по хирургии, добровольно дежурил по ночам с хирургической бригадой.

— Вы учились и работали у мировых пластических хирургов, расскажите о своем опыте. Правда ли, что пластическая хирургия в нашей стране намного отстает от Запада?

— С доктором Maurizio Nava я впервые познакомился на конференции в Казани. После интенсивного мастер-класса и live-surgery по пластической хирургии, который никого из присутствующих не оставил равнодушным, я подошел к нему и на ломаном итальянском напросился к нему в клинику. Мой научный руководитель был не против этой стажировки, за что я ему безумно благодарен. Ведь попал я в самый первый набор тогда еще бесплатной школы по пластической хирургии. Утром были пациенты, ассистенции на операциях, теоретическая часть и обязательный один день в неделю в библиотеке. Кстати, это же одна из отличительных черт медицины — врачи в развитых странах учатся нон-стоп и очень-очень много читают. Без новых знаний невозможно развиваться. Я решил не терять времени и подтвердить свое медицинское образование в Европе. По вечерам и по ночам приходилось много готовиться к постоянным экзаменам в Миланском Университете и параллельно писать дипломную работу. Спустя несколько месяцев я был признан врачом, получил диплом Universita degli studi di Milano и бессрочное разрешение на работу. Несмотря на мою страсть к Италии и хорошие отношения с доктором M. Nava, я четко понимал, что путь к пластической хирургии будет слишком долог и тернист. Буду откровенен: там это достаточно закрытая специальность для иностранцев, к тому же до этого предстояло проработать 5–6 лет в общей хирургии, поэтому я решил перебраться в Германию, где спрос на хирургов намного выше. И если в Италии во время обучения в школе пластической хирургии превалировали операции по эстетической и реконструктивной хирургии молочной железы, то в Германии было практически все: и тело, и грудь, и лицо.

Что касается пластической хирургии в России, то должен сказать, что за последние 5 лет в этой области произошел невероятный рывок вперед. Наконец, как и в развитых странах, у нас появилась эта специальность, и это уже хорошо. Появилось осознание того, что это необходимо. Некоторыми движет желание изменить себя и соответствовать внешне своим внутренним представлениям, а для других это необходимая и ранее не доступная возможность выполнить тяжелую реконструктивную операцию после травм, ожогов или после удаления опухоли наружной локализации, что особенно актуально для женщин с онкологическим заболеванием молочной железы.

Как онколог, я отлично знаю, что такое для женщины лишиться груди. Для нее это тяжелейшая психологическая травма. Нередко для пациентки на первый план выходит даже не серьезность заболевания, а вопрос, что делать дальше, как с этим жить и как сохранить семью.

Безусловно, реконструктивная операция не должна противоречить канонам онкологического лечения и должна выполняться только по показаниям. В Германии пластическая хирургия имеет ярко выраженный мультидисциплинарный подход и делится на реконструктивную, ожоговую, эстетическую хирургию и хирургию кисти. К пластическим хирургам направляют пациентов из других отделений, например, гинекологи — на реконструктивный этап после мастэктомии, общие хирурги — на укрытие собственными тканями большой раны, травматологи и ортопеды — на операции на кисти или стопе. Невозможно себе представить, чтобы там хирург умел делать только какой-то определенный узкий спектр операций. Возможно, в России из-за выраженной коммерциализации этой специальности, огромного предложения эстетических операций и из-за скудного количества реконструкций возникло ошибочное представление о пластической хирургии у населения. В этом плане у нас еще есть над чем работать и презентовать специальность так, как она должна выглядеть.

— Какими качествами должен обладать истинный хирург?

— Не думаю, что для кого-то открою секрет. Это, как и в любой другой специальности, очень просто. Необходимо быть прежде всего ответственным и с головой погруженным во все, что делаешь, и по-настоящему любить это. А за счет терпения и упорства достигается необходимый уровень мастерства.

— Как человеку решиться на операцию и правильно выбрать пластического хирурга?

— Человек должен прочно убедиться в своем желании к преображению, если мы говорим про эстетические операции. Не стоит обращаться за помощью к интернету, социальным сетям и любительским форумам. Авторитетно и профессионально развеять все сомнения, узнать все плюсы и минусы можно только на очной консультации у хирурга. При его выборе ключевым является его образование и опыт. Без знаний и умений невозможно делать что-то правильно и, самое главное, безопасно. Заповедь «не навреди» должна всегда стоять во главе. В пластической хирургии это означает, что врач должен только тогда идти в операционную, когда абсолютно уверен в успехе. Эстетический результат на фото и благодарность пациентов — это доказательство вышесказанного.

— Какие операции вы проводите чаще всего и были ли недовольные пациенты?

— Ввиду того, что моя карьера пластического хирурга началась в онкологическом центре им. Н. Н. Блохина в отделении опухолей молочных желез, а позднее и в Италии около 70% активности было посвящено груди, именно операции на молочной железе были и остаются излюбленными и преобладающими в моей практике.

Я подозреваю, что с недовольными пациентами приходится сталкиваться каждому хирургу, а кто утверждает, что у него таких нет, тот, скорее всего, лукавит. Мы все люди, и невозможно угодить всем. Но чаще всего выясняется, что ошибка была совершена самим пациентом на этапе подготовки к операции либо в период реабилитации, когда особенно важно соблюдение всех рекомендаций хирурга. Пациенты по понятным причинам не спешат в этом сознаваться и стараются переложить вину на врача. Мы с коллегами всегда стараемся идти навстречу и искать компромиссные решения в таких ситуациях.

— Случалось ли на практике отказывать пациенту и почему?

— Конечно. И не раз. Любая операция должна быть обоснована, а не продиктована лишь желанием пациента. Я за научный подход во всем, поэтому стараюсь следовать всем рекомендациям профессиональных сообществ относительно показаний к операциям. Существуют также медицинские критерии оценки риска вмешательства. Лучше отказать пациенту и не рисковать его здоровьем и жизнью, если по совокупности медицинских факторов риск эстетической операции высок.

Пластическая хирургия — огромная специальность, где опыт набирается годами, и это касается любой операции. Только после специального обучения хирург имеет моральное право браться за что-то новое. Поэтому я также не стесняюсь отказать пациенту, если не в состоянии профессионально помочь или если необходима операция, в которой я менее компетентен или в которой у меня недостаточно опыта. В этом случае пациент всегда будет адресован к коллеге, который делает это наверняка лучше.

— Какие тренды в пластической хирургии сегодня существуют? Какие операции на сегодняшний день самые популярные?

— Самый главный тренд, который я могу отметить, — это максимальная естественность результата и отсутствие каких-либо признаков, указывающих на перенесенную операцию. По популярности это как были, так и остаются знаменитые ТОП-5: блефаропластика, маммопластика, ринопластика, фейслифтинг и липосакция. Но в последнее время огромную популярность набирают абдоминопластика в сочетании с маммопластикой и лабиопластикой по калифорнийской концепции mommy makeover. За такой комбинированной операцией в один или несколько этапов обращаются пациентки после перенесенных родов и кормления грудью. Операция помогает восстановить былую упругость и привлекательность груди и вернуть плоский животик и сексуальность. Наружные половые органы женщины часто также нуждаются в коррекции после естественных родов.

— Часто ли обращаются в клинику мужчины? И какие операции востребованы мужским полом?

— Мужчины ожидаемо обращаются реже, но тренд также присутствует. Это определенно блефаропластика, отопластика, коррекция гинекомастии, абдоминопластика и липосакция. Мода на красивое и спортивное тело провоцирует и на такую операцию, как круропластика — эндопротезирование голени. За ней мужчины обращаются наравне с женщинами.

Самый главный тренд, который я могу отметить, — это максимальная естественность результата и отсутствие каких-либо признаков, указывающих на перенесенную операцию.

— Какого человека вы назвали бы красивым по внешним признакам?

— Того, кто доволен собой внешне и внутренне. Несмотря на научность наших подходов, понятия о красоте очень нелегко вписать в какие-то критерии. Существуют некоторые алгоритмы и описание идеальных пропорций. Но это лишь пропорции. И кто сказал, что именно эти пропорции являются идеальными? И с течением времени идеалы также меняются. Наша цель — сделать так, чтобы человек был доволен собой и соответствовал своим собственным представлениям.

— Что бы вы посоветовали читателям МЕД-инфо, которые хотели бы изменить свою внешность?

— Начните правильно питаться, займитесь спортом, нормализуйте свой сон, пейте больше простой воды и не курите. Если же после этого вы все равно задумаетесь о том, чтобы изменить свою внешность, то я буду рад ответить на все ваши вопросы.

Фото из личного архива М. Овчинникова


Читайте также в рубрике «Интервью с экспертом»

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться


Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта