Ì

Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
Войти
журнал
МЕД-инфо
справочник
лекарств и учреждений
консультации
задайте вопрос врачу
мобильные
приложения

ВИДЕО
Рубрики Темы

Актуальные новости

вчера в 11:22
Найден новый способ реактивировать Т-клетки для борьбы против рака

13 февраля в 18:56
В Москве рассмотрены актуальные вопросы онкологии

12 февраля в 09:26
Время с пользой для здоровья на форуме в Сочи

11 февраля в 19:20
13 февраля состоится заседание Российского общества молодых эндокринологов

08 февраля в 09:31
Лучшие проекты конкурса «Здоровое общество» получат гранты



Для врачей
09 ноября 2011, 13:32 X 6511 K 0

Синдром Каспара Хаузера

Согласно психологическим и психиатрическим энциклопедиям, синдром Каспара Хаузера представляет собой патологический симптомокомплекс, наблюдаемый у людей, выросших в одиночестве и лишенных в детстве человеческого общества. Он характеризует состояние искаженного и задержанного психического развития у лиц, находившихся до определённого возраста в полной изоляции. Другими словами, наилучшей иллюстрацией заболевания являются дети «Маугли». Считается, что обострённая чувствительность в структуре мировосприятия таких малышей уживается с социальной и педагогической запущенностью. В литературе на английском языке описано немногим более ста подобных случаев, хотя ещё некоторая часть могла не получить широкой огласки. В Европе самыми «востребованными» приёмными родителями для детей стали волки и медведи, хотя известны случаи похищения человеческих детёнышей и обезьянами мелких видов (павианами, например). В России, к сожалению, в полной изоляции в большинстве случаев оказываются малыши пьющих родителей, а школу жизни юные «Маугли» проходят, учась у дворовых собак и кошек. В последние годы социальным работникам всё чаще приходится силой отбирать у алкоголиков и направлять в психологические реабилитационные центры абсолютно запущенных, часто весьма агрессивных, отпрысков. Если до изоляции от общества у таких детей были сформированы хотя бы начальные навыки адекватного социального поведения, то процесс реабилитации происходит значительно быстрее и проще, а прогнозы становятся благоприятными. Малышам, выпавшим из «реальности» в младенческом возрасте значительно сложнее влиться в человеческий коллектив, научиться осмысленно разговаривать и ходить прямо.

Итак, помимо определения, в энциклопедиях упоминается, что синдром назван «по имени больного, жившего в Германии». Если проявить немного любопытства, то станет ясно, что за сухой и незамысловатой строчкой скрывается удивительная история, произошедшая в XIX веке в Нюрнберге. 26 мая 1828 года на рыночной площади обнаружили подростка в крестьянском платье, которому на вид можно было дать лет 16 или даже 17. Однако мальчик был чрезвычайно беспомощен, едва мог связать пару слов («Я хочу быть кавалеристом, как мой отец», было его единственной фразой) и ходил с большим трудом. Наблюдавший его доктор Прой писал: «Оба колена имеют своеобразное строение. Головки суставов голени и бедра сильно отступают назад и заметно опускаются вместе с коленной чашкой; поэтому, когда Хаузер садится на плоскую поверхность, его ноги лежат так, что через подколенную впадину нельзя просунуть листок бумаги, в то время как у других людей легко проходит сжатый кулак. Спину он держит совершенно прямой, свободно вытягивая руки; любой другой человек, напротив, в этом положении своего тела и рук вынужден согнуться». Эти наблюдения говорили о том, что Каспара с младенчества держали в заключении в тесной клетке, где он мог лишь сидеть, ведь только гибкие и пластичные кости маленького ребёнка могли приобрести в результате внешнего воздействия такое неправильное строение. Позднее у Хаузера удалось выяснить, что его с раннего детства одевали только в рубашку и штаны (обуви не давали) и держали в тёмной конуре, в которой и впрямь нельзя было ни встать, ни лечь во весь рост. Хлеб и воду ему доставлял ежедневно некий человек во время естественного или искусственно вызванного наркотиком сна, Каспар никогда не видел лица кормильца. Дальнейшая судьба юноши непроста. Он был отправлен на попечение к известному философу, профессору Фридриху Даумеру, что, несомненно, пошло на пользу найдёнышу. К 21 году молодой мужчина, разумеется, не смог окончательно избавиться от последствий социальной изоляции, но стал достаточно воспитанным и сообразительным, чтобы выполнять кое-какую работу при местном апелляционном суде. Однако как раз в это время, 14 декабря 1833 года, Каспара Хаузера в городском саду убивает неизвестный гражданин, нанеся юноше 4 удара длинным ножом (и это было далеко не первое покушение на жизнь подкидыша). Что же удивительного в этой истории? Дело в том, что Каспар Хаузер считается сыном великого герцога баденского Карла от первой жены (Стефании де Богарне), который по желанию мачехи на много лет был замурован в погребе. Таким способом последняя избавилась от нежелательного наследника и передала всю власть собственному сыну Хохбергу Леопольду. Помните историю человека в железной маске (заточённого в тюрьму брата Людовика XIV)? С Хаузером произошла практически аналогичная история.

В 2002 году Институт судебной медицины Мюнстерского университета провёл анализ митохондриальной ДНК из волос Каспара Хаузера, сравнив его с ДНК одной из потомков Стефании де Богарне, так как использовать материал от самой зачинательницы рода потомки не разрешили. Анализ не подтвердил родства. Позднее исследователи усомнились в подлинности первичного материала и провели анализ на основе следов крови с камзола юноши. И впрямь – кровь и волосы принадлежали разным людям, а генетический код алых пятен совпадал с кодом потомка Стефании де Богарне по всем параметрам, кроме одного.


Читайте также в рубрике «Для врачей»

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться


Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта