Ì

Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
Войти
журнал
МЕД-инфо
справочник
лекарств и учреждений
консультации
задайте вопрос врачу
мобильные
приложения

ВИДЕО
Рубрики Темы

Актуальные новости

21 сентября в 16:56
Москва привлекает будущих управленцев со всей России

20 сентября в 12:59
Эксперты обсудили финансирование онкологической службы

20 сентября в 12:50
В ГКБ №15 им. О. М. Филатова открылась новая кафедра

14 сентября в 15:58
В Москве открылся Центр для женщин с эндокринной патологией

06 сентября в 10:22
Врачи провели операцию по удалению 2 сегментов печени у малыша



Стоматология Интервью с экспертом
24 июня 2015, 11:10 X 4302 K 0

Светлана Тарасенко: «Лазерная операция в стоматологии — метод лечения будущего»

Стоматология — одно из самых популярных и активно развивающихся направлений медицины. Появляются новые методы и способы лечения, новые техники, инновационные материалы. Здоровье зубов, которое ранее подчас считалось безвозвратно утраченным, сейчас можно обрести вновь. О достижениях современной стоматологии и обучении этому искусству студентов МЕД-инфо рассказала Светлана Викторовна Тарасенко, заведующая кафедрой факультетской хирургической стоматологии ГБОУ ВПО Первого МГМУ им. И. М. Сеченова Минздрава РФ, доктор медицинских наук, академик АМТН.

— Вашей кафедре более 10 лет. Что изменилось за это время?

— Об изменениях на кафедре за все время с момента основания мне трудно говорить, потому что я здесь работаю только 3-й год. Раньше заведовал кафедрой профессор Сысолятин Святослав Павлович. Однако даже за последние 2 года произошли большие изменения, которые связаны с реформами образования в нашей стране, с «Законом об образовании». Прежде всего, увеличилось количество студентов, обучающихся на кафедре. Мы составляем уже 3-ю образовательную программу, потому что меняются ГОСТы. Изменился и качественный состав преподавателей. Это либо кандидаты медицинских наук, либо те, кто готовятся ими стать. На кафедре работают 2 профессора, 4 доцента. Все преподаватели прошли педагогическую подготовку, так как кроме медицинского образования необходимы педагогические знания для полноценногообучения студентов.

Что касается изменений в научной работе, то изменилась и расширилась сфера научных интересов. Предыдущий зав. кафедрой успешно занимается эндоскопической хирургией. А я уже 20 лет являюсь приверженцем лазерных технологий в хирургической стоматологии, под моим научным руководством защищено 10 кандидатских диссертаций. Сейчас по этой теме работают 3 аспиранта. Планируется докторская диссертация. В наше время нельзя обойти такую тему, как дентальная имплантация и подготовка пациентов к этой операции. На кафедре 4 аспиранта проводят диссертационные работы по данной тематике. Совсем недавно защищена кандидатская диссертация. Кроме того, освоена такая большая тема, как анестезиология в стоматологии, в этом году успешно защищена кандидатская диссертация. Немало внимания уделяется правовому аспекту дентальной имплантации, и планируется докторская диссертация. Выступаем на международных и российских конференциях. В этом же ключе работает и студенческий научный кружок: студенты выступают на конференциях, олимпиадах по всей стране, занимают призовые места. Сами проводим ежегодную олимпиаду с международным участием «Шаги к мастерству».

— Правильно ли я понимаю, что у вас совмещается учебный процесс и практика — прием пациентов?

— Можно так сказать. Хотя в связи с последними реформами в здравоохранении и образовании непосредственно у нас уделяется внимание больше не приему пациентов, а тому, чтобы мануальные навыки студентов формировались при работе с симуляторами, фантомами, на биологическом материал, — этому должно быть посвящено 60% времени практического занятия. Прием пациентов предусматривается на старших курсах под контролем преподавателя, под его юридической ответственностью. К сожалению, это осуществляется не в таком объеме, как это было раньше, когда я была студенткой. Пациентов, согласных лечиться у студентов, бывает недостаточно. А вот что касается симуляторов и фантомов, то постепенно ими укомплектовываются все кафедры университета. Хотелось бы пожелать нашей промышленности более плотно контактировать с университетами. Я думаю, что нет ничего сложного в конструкции и производстве этих тренажеров, симуляторов, фантомов, так как изготовлены они все из пластмассы. Студенты с удовольствием занимаются практической работой. Даже на симуляторах и фантомах. Это, конечно, интереснее, нежели только теоретические занятия.

«Студенты, даже стоматологи, проходят обучение на симуляторах по оказанию первой неотложной помощи».

— Вы уже начали говорить про фантомы. Я знаю, что у вас есть фантомный класс. Расскажите, что это?

— В хирургической стоматологии основным фантомом является модель головы с меняющимися модулями челюстей. Например, для того чтобы студенты могли отрабатывать такие манипуляции, как экстракция зубов, устанавливаются модули с удаляющимися из лунок зубами. В фантомном классе стоит стоматологическое кресло, на подголовник которого укрепляется модель головы. То есть получается имитация того, что пациент сидит в кресле. Кресло нужно установить правильно, подобрать освещение. После этого уже проводить манипуляции с фантомом. Кроме того, можно выполнять такие операции, как резекция верхушки корня, цитотомия, цистэктомия, производить анестезию. Для этого в модель головы модули для любой операции устанавливаются в зависимости от темы занятия, и студенты это отрабатывают. Мы ожидаем более полной комплектации фантомами..Мечтаем о фантоме для проведения анестезии с зуммером, который показывает, достаточно ли студент ввел анестетика для обезболивания. С цветовым индикатором правильной локализации введения иглы для проведения анестезии. Такие ответные реакции фантома в большей степени способствуют эффективности проведения обезболивания.

— А обратная связь каким образом осуществляется?

— Наши студенты отрабатывают приемы сердечно-легочной реанимации на очень сложных фантомах в Центре непрерывного обучения. Студенты проводят искусственное дыхание, массаж сердца. Обратная связь осуществляется через компьютер, который показывает «оживил» студент «пациента» или нет. Эти навыки стоматологу необходимы, так как на практике могут возникнуть такие ситуации, как анафилактический шок, например, после введение анестетика и так далее

На Кельнской выставке были представлены в фантомы для отработки навыков местного обезболивания, у которых в модель головы вмонтированы датчики, показывающие, достаточно ли анестетика введено, чтобы провести такую манипуляцию, к примеру, как удаление зуба. Если достаточно, то слышен зуммер. Если студент при проведении инъекции правильно попал иглой в ту зону, где будет проведена анестезия, загорается зеленый свет, если неправильно — красный свет. То есть очень четко нужно знать локализацию проведения инъекции и количество анестетика, чтобы была эффективная анестезия. Это, конечно, очень хорошийсимулятор для отработкиданных навыков.

— То есть сейчас пока нет? Но в ближайшее время планируется?

— Нами поданы заявки, мы с оптимизмом смотрим в будущее и ждем, что у нас это будет.

— Вы давно занимаетесь именно лазерной хирургией. Расскажите о преимуществе этого направления по сравнению с традиционными.

— Применение лазера в стоматологии больше 60 лет. Первые лазеры, которые использовались, давали большие осложнения в виду того, что врач сам должен был выбирать параметры работы. И такие осложнения, как ожог, случались зачастую. Стоматологические лазеры последних поколений позволяют на мониторе выбрать ту операцию, которую хочет провести врач, и система сама уже устанавливает все режимы работы. Это, конечно, предотвращает те осложнения, которые были раньше. А в виду того, что лазерные операции имеют преимущества перед традиционными методами: улучшенный обзор операционного поля из-за меньшего кровотечения и травмирования тканей, сокращение сроков заживления и реабилитации, более комфортного состояния пациента во время операции и в послеоперационном периоде, — то лазеры все шире и шире применяются в стоматологии. Сдерживающим фактором является только высокая стоимость оборудования. В основном, все стоматологические лазеры импортные. Лишь некоторые модели лазеров для физиотерапии, СО2-лазера, полупроводниковых лазеров отечественного производства..Думаю, что это метод лечения будущего. Мы провели научно-методологическое обоснование использования их при всех манипуляциях в амбулаторной хирургической стоматологии. Можем отложить скальпель, бормашину и работать только лазерами на всех тканях: твердых и мягких. Есть такое понятие как мультилазерная концепция в стоматологии. Стоматологических лазеров много, они разные, и среди них есть универсальный, такой как эрбиевый. Он работает и по твердым, и по мягким тканям. Остальные работают только на мягких тканях. У каждого лазера свое предназначение. На одну операцию больного могут быть использованы 2-3 лазера на каждом этапе без использования скальпеля и бормашины. Это стало возможно.

— Но я так понимаю, что удаление зуба все равно невозможно с помощью лазера?

— Возможно применение лазерного излучения для препарирования круговой связки зуба, которая фиксирует его в лунке. Но щипцы или элеватор все равно на этапе экстракции зуба применяются. Если есть проблемы с иммунитетом, сопутствующая патология, то лазером можно обработать лунку удаленного зуба во избежание осложнений.

«С одной стороны, в таких урбанизированных городах, как столица, идет перенасыщение специалистов, с другой стороны — на периферии стоматологов не хватает».

— Вы являетесь консулом челюстно-лицевых хирургов Российской Федерации Европейской ассоциации. Что это за должность и что она дает вам?

— В этом году на очередном конгрессе в Праге передавала полномочия коллеге. Но в течение 8 лет действительно являлась консулом. Это не должность, а общественная работа по линии СтАР (Стоматологической Ассоциации России). Причем, весомая. Я была рекомендована экс-консулом профессором А. И. Неробеевым и представляла интересы российских челюстно-лицевых хирургов в этой солидной общественной организации, к которой прислушиваются министерства образования и здравоохранения европейских стран. Мне хотелось, чтобы наша страна была достойно представлена в этой Ассоциации. За время моей работы количество членов от России увеличилось с 40 до 120. В основном за счет молодых специалистов, пополнивших ряды членов Ассоциации. Отчасти это связано с их высокой активностью в плане научно-практической работы. С другой стороны, они хорошо говорят на английском языке. К сожалению, 70-летняя изоляция наших ученых от научного мира в прошлом привела к тому, что далеко не все наши мэтры, профессора говорят на английском языке. И это, конечно, ограничивает возможность проведения ими мастер-классов, научных докладов на международных конгрессах. Молодое поколение свободно может представить результаты своих исследований на английском. Хочу сказать, что некоторые из них выступают даже выше среднеевропейского уровня в плане языка и качества презентаций. По количеству участников российская делегация, как правило, занимает 2-е место после германской делегации. Участие в подобных форумах показывает наши достижения в челюстно-лицевой хирургии и дает возможность узнать об успехах наших зарубежных коллег. Хоть это европейская организация, в ней представлен практически весь мир. И если раз в 2 года принимать участие в работе конгресса такого уровня, можно иметь полное представление об уровне развития специальности. Очень важно знать, как другие развиваются, и стараться этому соответствовать.

— Вы достаточно давно в стоматологии. Каковы пути развития? И что вы можете сказать про саму динамику развития стоматологии как специальности?

— Стоматология развивается достаточно динамично. И если сравнить, что было 15-20 лет назад и есть сейчас, то это можно назвать прорывом. Усовершенствовались практически все методы лечения. Например, большое значение приобрела профессиональная гигиена, без которой не проводится ни одна операция. Высокотехнологичные методы лечения используются в терапевтической стоматологии. Это применение оптики, химических и физических факторов воздействия. Те зубы, которые раньше подлежали удалению, сейчас лечат, и они служат пациентам еще не 1 десяток лет. Стремление к развитию органосохраняющих технологий диктует необходимость идти по пути снижения травматичности, инвазивности и агрессивности вмешательств.

Что касается ортопедической стоматологии, значительно повысилась эстетика протезирования. На это, вероятно, повлияло широкое распространение такого метода реабилитации, как протезирование на дентальных имплантатах. Если раньше можно было только съемными протезами восстановить функцию и эстетику зубочелюстной системы, то теперь появилась возможность изготовления несъемных конструкций зубных протезов у пациентов с частичным и полным отсутствием зубов в зрелом возрасте. Это, безусловно, повышает качество жизни.

В стоматологии детского возраста внедрение брекет-систем дало мощный толчок в развитии ортодонтии. Исправление положения зубов и прикуса из области мечты о красивой улыбке перешло в реальную жизнь. Даже у взрослых применение этого метода дает потрясающие результаты. О дентальной имплантации я уже говорила.

Очень много специалистов имели возможность учиться новым методам за рубежом и овладели самыми последними технологиями, которые используются во всем мире и теперь удачно применяют в России, для лечения своих пациентов. Хотелось бы развития отечественной промышленности, отечественных материалов. В нашей стране никогда не было дефицита идей, ученых, которые могли бы реализовать различные проекты. И в этой сфере тоже хотелось бы продвинуться. У нас, конечно, что-то делается. Но хотелось бы более высоких темпов развития, чтобы отечественное оборудование и материалы стали конкурентоспособными. Сейчас мы в общем-то зависимы от западных технологий.

«Если раньше синусит в России был противопоказанием для установки имплантатов, то теперь такие пациенты могут себе позволить несъемные конструкции».

— Что вы еще можете сказать про нынешнюю ситуацию в стоматологии сейчас?

— Как и все подверженные реформированию отрасли, стоматология тоже испытывает некоторые трудности. Потому что, как выяснилось, стоматологических поликлиник и специалистов в Москве больше, чем надо. Оптимизация состоит в установлении соответствия потребности в стоматологической помощи и количестве работающих в этой сфере специалистов. Любая реформа, в том числе и у нас в стоматологии, процесс всегда болезненный. Но с другой стороны, наши государственные мужи, наши органы здравоохранения понимают, что без реформ тоже нельзя. Дай Бог, чтобы это закончилось достижением намеченных позитивных целей. Некоторые стоматологи остались как бы не у дел после сокращения штатов в поликлиниках. С одной стороны, в таких урбанизированных городах, как столица, идет перенасыщение специалистами, с другой стороны — на периферии стоматологов не хватает. Не хватает как стоматологов, так и оборудования, материалов. Поэтому есть значительный дисбаланс, который может изменить новый подход к решению проблемы обеспечения кадрами.

— Раньше было распределение...

— Да, раньше было планирование, распределение.... Отсутствие контроля над тем, сколько надо специалистов в каком регионе и сколько их выпускается, привело к некоторому дисбалансу, который жизнью и нормативными актами сейчас восстанавливается. Возможно, в бюджетном секторе возрастет доля «целевиков», студентов, направленных регионами с обязательным возвращением на работу в этом регионе.

— Какие новые разработки, которые появились за последние годы, хотели бы отметить и наиболее используете в своей практике? Помимо лазеров.

— Это дентальная имплантация, и все, что с ней связано. Хочу еще раз отметить современную тенденцию к уменьшению агрессии оперативных вмешательств. Например, у нас на кафедре разрабатывается туннельный доступ для проведения остеопластики челюстей. Совершенствуется техника мукогингивальных операций. Например, для увеличения ширины прикрепленной кератинизированной десны используем новые коллагеновые матриксы, чтобы не травмировать пациента дополнительно и не брать у него лоскут на небе. Пациенту более комфортно в послеоперационном периоде. Использование всего передового, что есть в мировой практике, приводит к повышению эффективности лечения. В том числе и дентальные имплантаты. У нас заключен договор с передовыми разработчиками, производителями дентальных имплантатов. И мы имеем возможность обучения наших специалистов на льготных условиях.Они получают самую последнюю информацию по имплантатам, по методикам их установки. Однако у широкого внедрения дентальной имплантации есть и обратная сторона медали — осложнения. Мы сейчас разрабатываем правовые аспекты дентальной имплантации, это новое и очень важное направление научных исследований, потому что широкое распространение дентальной имплантации способствует увеличению количества осложнений, хотим мы этого или нет. Соответственно, увеличивается количество исков неудовлетворенных пациентов. Разобраться порой, чья здесь вина: пациент неправильно себя вел после имплантации, врач ошибся, — бывает очень сложно. Поэтому на кафедре сейчас уделяют очень большое внимание экспертизе качества оказания помощи при установке дентальных имплантатов.

Что касается более ранних кафедральных разработок по эндоскопическому лечению различных заболеваний, то это опять-таки малоинвазивный доступ. В основном это пациенты с проблемами верхне-челюстной пазухи — как раньше говорили, гайморовой пазухи. При установке имплантатов на верхнюю челюсть большое значение имеет ее состояние. Если раньше синусит был противопоказанием для установки имплантатов, то теперь есть возможность санировать верхнечелюстные пазухи эндоскопически, и пациенты могут себе позволить несъемные конструкции на имплантатах. Но до самих имплантатов нужна предварительная подготовка. Я считаю это большим достижением. То, что раньше казалось недоступным, стало реальным. Пациенты с сопутствующих патологий раньше не могли получить такую помощь. Сейчас отношение к этому меняется. И при компенсированных состояниях общих заболеваний тоже могут получитьтакой вид помощи. На сегодняшний день дентальная имплантация и подготовка к ней — это высший пилотаж хирургической стоматологии, когда мы можем провести реабилитацию пациентов на высшем уровне, обеспечив восстановление функции зубо-челюстной системы и эстетику.

— Вы уже неоднократно сказали про дентальные имплантаты. Насколько это сейчас востребовано? И, по вашему мнению, будет ли что-то в будущем еще более совершенное и менее трудоемкое по исполнению? Может, какие-то более легкие варианты протезирования?

— Дентальная имплантация, можно сказать, переживает бум. Она очень широко используется. Даже несмотря на кризис, все больше пациентов стремится установить себе дентальные имплантаты вместо съемных протезов и других ортопедических конструкций. Большая разница в качестве жизни. Съемный протез у пациентов перекрывает небо, нарушает вкус и создает другие проблемы при плохой фиксации на нижней челюсти. С несъемными протезами пациенты лучше себя чувствуют, и качество жизни повышается в большей степени, чем со съемными протезами.

Что касается перспектив отдаленного будущего, то я уже как-то слышала лекцию японского ученого по клонированию зубов. Но это отдаленное будущее. Потому что все, что касается стволовых клеток, в нашей стране пока не находит широкого применения, так как может наблюдаться неконтролируемый рост клеток и неизвестно, что мы получим — зуб или опухоль. Когда это будет контролируемый процесс формирования органа, то возможно, наши потомки будут иметь такую возможность — собственные клонированные зубы. Пока это все на стадии научных разработок. Самое простое — это съемный протез. Но все меньше и меньше людей хотят именно этот простой вариант. Сами дентальные имплантаты постоянно совершенствуются. И по форме, и по материалам, из которых они изготавливаются. Сейчас есть короткие имплантаты, которые исключают такие сложные подготовительные операции, как синуслифтинг и остеопластика. Потому что для них достаточно небольшого объема кости. Тоже считаю упрощением процедуры. Те же самые лазеры используются для формирования костного ложа имплантата, открытия имплантата и лечения периимплантита. Тоже дает усовершенствование методики. Процесс совершенствования имплантатов будет проходить непрерывно. Соответственно совершенствоваться и методика операции. Предела совершенству нет.

Фото Анастасии Раинской


Читайте также в рубрике «Интервью с экспертом»

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться


Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта