Ì

Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
Войти
журнал
МЕД-инфо
справочник
лекарств и учреждений
консультации
задайте вопрос врачу
мобильные
приложения

ВИДЕО
Рубрики Темы

Актуальные новости

10 ноября в 17:44
Лучшие стационары и отделения реанимации получили гранты

10 ноября в 09:58
В Москве прошел IX Всероссийский съезд онкопсихологов

08 ноября в 11:07
«Сервье» откроет научно-исследовательский центр в Сакле

01 ноября в 12:25
Ученые МГУ: диабет можно контролировать по выдыхаемому воздуху

14:11
Телемедицина внесет изменения в здравоохранение



Медицина и общество Круглый стол
21 октября, 23:55 X 543 K 0

Паллиативную помощь в России получает только 190 000 человек

14 октября 2017 года, во Всемирный день паллиативной и хосписной помощи, фонд «Вера» запустил благотворительную акцию «Жизнь на всю оставшуюся жизнь», о которой также шла речь на пресс-конференции. Подробности акции можно узнать на life.fond-vera.ru.

Сегодня в паллиативной помощи в России нуждается более 1 300 000 человек. Получают эту помощь только 190 000. В обезболивании нуждаются 800 000 человек, а получают менее 50 000. Но тем не менее это огромный шаг вперед — еще 3 года назад доступность помощи была намного ниже.

Развивать помощь неизлечимо больным людям в конце жизни можно только при условии взаимодействия и сотрудничества государства, медицинских специалистов и общества (НКО, благотворителей и волонтёров) — с этим согласились участники пресс-конференции.

Главный внештатный специалист по паллиативной помощи Минздрава РФ Диана Невзорова говорит: «В паллиативной помощи мы не говорим об излечении пациента, не говорим о продлении жизни — мы говорим о качестве жизни. Понимание качества жизни у всех свое. Но есть то среднее, что все мы вкладываем в понятие „хорошо“. Это когда чисто, это когда небольно, это когда вместе».

Эксперт отметила, что среди проблем паллиативной помощи по-прежнему остаются нехватка обученных специалистов, обезболивающих препаратов: «Медицинским работникам в паллиативной помощи непросто. Им негде получить специальное образование, особенно в регионах. Сейчас в России 12 тысяч паллиативных коек, еще несколько лет назад их было две или три тысячи. Знания медработников увеличиваются, появляется понимание своей профессии, убежденность в том, что обезболивать необходимо. Появляются новые неинвазивные формы обезболивающих препаратов. Сначала медики боялись обезболивать, потом не знали, как. Сейчас остались прежние проблемы, пусть и в меньшей степени. Но к ним добавился еще и тот факт, что в субъектах нет таких ресурсов, как у Москвы. Ведь надо, чтобы медработнику было, что назначить, в правильной форме и дозировке. Например, новых форм обезболивающих, которые были зарегистрированы в последнее время, в некоторых субъектах просто нет, потому что их не заказывают. И врачи там настоящие герои, потому что умудряются лечить тем, что есть».

Паллиативная помощь (по определению ВОЗ) улучшает качество жизни пациентов и их семей, которые сталкиваются с болезнью, представляющей угрозу для жизни, путем облегчения боли и симптомов, оказания духовной и психосоциальной поддержки с момента диагностирования и до конца жизни или потери близкого человека.

Вопреки распространенным представлениям, она нужна не только пациентам с онкологией в терминальной стадии, но и пациентам с другими неизлечимыми заболеваниями в конце жизни. «После реорганизации системы паллиативной помощи в Москве и объединения всех московских хосписов и Центра паллиативной помощи, мы можем помогать не только пациентам с онкологией. В центре оказывается помощь больным с тяжелыми формами разнообразных соматических патологий: неврологических, пульмонологических, сердечно-сосудистых. Это очень важно, так как в отличие от онкологических пациентов, эти люди не могли попасть в хосписы и находились дома, где родственники не были обучены уходу», — говорит главный внештатный специалист по паллиативной помощи г. Москвы Татьяна Кравченко.

В паллиативной помощи очень важен индивидуальный подход и комплексная помощь всей семье. Татьяна Кравченко подчеркивает: «Мы всегда подробно выясняем историю болезни и ситуацию в семье и стараемся помочь с решением социальных проблем. Если человеку удобнее быть дома, то и помогать ему и его семье нужно дома. Значит, нам надо научить его семью уходу и дать все необходимое. Рассказать, как правильно купать и кормить больного. Эти аспекты кажется мелочами, но именно из мелочей складывается совершенство, тот самый индивидуальный подход, без которого паллиативной помощи быть не может».

Осуществить такой подход невозможно без постоянного взаимодействия государства, общества и врачей, говорит учредитель фонда «Вера», директор Центра паллиативной помощи Нюта Федермессер:

«С законодательством тоже очень сложно, нет понятия медико-социальной помощи. Есть медицинская и социальная. Как соединить эти аспекты вокруг одного человека, чтобы получать финансирование по одному каналу? Деньги разные: медицинская помощь — за одни деньги, социальная — за другие. Духовная помощь — бесплатно. Мы хотим ввести понятие медико-социальной помощи. Чтобы что-то сделать на федеральном уровне, можно сделать это в одном субъекте, показать другим регионам, что это работает, и распространить. На днях Москва приняла регламент взаимодействия между Департаментом социальной защиты и Департаментом здравоохранения. Почему это произошло? Мы получили данные о том, кто находится в домах престарелых, ПНИ, отделениях милосердия. Какая там смертность, какие диагнозы. Оказалось: там те же люди, что лежат в отделениях паллиативной помощи, только они одиноки, у них нет родных, и они не получают паллиативную помощь. Поэтому регионам тоже необязательно ждать федеральных решений, можно пробовать делать что-то на своем уровне.

В помощи, когда нельзя вылечить, участвует целая команда людей. Стандартная медицина и паллиативная помощь работают по-разному. Это видно уже по утренним планеркам, которые мы называем конференциями. В стандартной медицине руководство, врачи отчитались и все. В паллиативной помощи все иначе. На конференциях присутствуют все: обязательно медсестры, координаторы, волонтеры, где они есть, социальные работники, медицинский психолог. Потому что мы понимаем: мы не можем вылечить, но мы можем помочь. Но помочь мы можем только вместе. И да, только вместе с благотворителями. Потому что индивидуального подхода только порядками и приказами не достичь».


Читайте также в рубрике «Круглый стол»

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться


Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта