Ì

Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
Войти
журнал
МЕД-инфо
справочник
лекарств и учреждений
консультации
задайте вопрос врачу
мобильные
приложения

ВИДЕО
Рубрики Темы

Актуальные новости

10 ноября в 17:44
Лучшие стационары и отделения реанимации получили гранты

10 ноября в 09:58
В Москве прошел IX Всероссийский съезд онкопсихологов

08 ноября в 11:07
«Сервье» откроет научно-исследовательский центр в Сакле

01 ноября в 12:25
Ученые МГУ: диабет можно контролировать по выдыхаемому воздуху

14:11
Телемедицина внесет изменения в здравоохранение



Хирургия Интервью с экспертом
11 апреля, 20:03 X 1082 K 0

Сергей Сизов: «Хирург может не только отсечь ненужное, но и восполнить утраченное»

Весна — время перемен. О том, кто чаще прибегает к услугам пластических хирургов, какие бывают противопоказания психологического порядка и почему врач может отказать пациенту мы поговорили с пластическим хирургом Сергеем Владимировичем Сизовым.

— Есть мнение, что любой хирург, в том числе и пластический, должен иметь специализацию и оттачивать мастерство именно в этой области. Что думаете по этому поводу вы?

— Если вас интересует вопрос, должна ли быть специализация пластических хирургов по анатомическим областям, то есть один доктор оперирует лицо, другой — грудь, а третий — все остальное, то ответ, конечно, отрицательный. Дело в том, что в узко профилированных областях хирургии, например челюстно-лицевой хирургии, травматологии, гинекологии, онкологии, лор, ангиологии и других, врачи давно применяют методики пластической хирургии. Но онколог-маммолог не возьмется исправлять кривой нос, а лор-врач — увеличивать грудь. Пластический хирург не занимается лечением болезней. Он восстанавливает утраченные по разным причинам формы тела и отдельных его участков, независимо от их локализации. Реконструктивная пластическая хирургия возвращает утраченное в результате травм и болезней, эстетическая пластическая хирургия борется с возрастными изменениями человека.

— Пластическая хирургия сегодня и, скажем, лет 10 назад. Что нового произошло в отрасли? Стали ли операции безопаснее, высокотехнологичнее? 

— Безусловно, безгранично расширились возможности для обучения. За десяток лет наши врачи услышали лекции и увидели операции многих ведущих спикеров Европы и Америки. Новые знания, новый опыт способствуют повышению качества техники операций. За эти годы можно было проследить изменение «стандартов» красоты. Если раньше в пластике лица ставилась задача удалить избытки кожи, то сейчас наиважнейшим признаком квалифицированной операции считается восстановление изменившихся с возрастом объемов. Десять лет назад для этого широко могли использовать только филлеры. Усовершенствованные методики липофиллинга в сочетании с клеточными технологиями позволяют теперь надежно скульптурировать не только лицо, но и тело.

В отличие от скульптора пластический хирург теперь может не только отсечь ненужное, но и восполнить утраченное. Применение собственных жировых клеток в ряде случаев применимо для увеличения молочных желез, коррекции форм конечностей и вообще любых деформаций мягких тканей. Стволовые клетки жировой ткани улучшают качество рубцов, стромально-васкулярные клеточные фракции ускоряют регенерацию тканей. Клеточные технологии до конца еще не исчерпали себя и у них большое будущее.

Как это ни странно может прозвучать, но до сих пор продолжаются открытия в области анатомии мягких тканей. Это дает толчок к разработке более безопасных и эффективных операций. Примером может послужить «спейс лифтинг» лица. Методика разработана на основе открытия так называемых свободных пространств на лице, австралийским хирургом Браяном Мендельсоном. Уменьшается травматичность операций и срок реабилитации, повышается точность и результативность воздействия на ткани лица при возрастных изменениях.
Из технических новшеств надо отметить появление робототехники в хирургии. Внедрены в хирургическую практику роботы Да Винчи. Они пока ориентированы на лечебную практику, но начало широкого применения в пластической хирургии — дело времени.

— Какие операции лично вы делаете чаще всего?

— Я занимаюсь эстетической пластической хирургией и наибольшую востребованность наблюдаю в коррекции век, лица, груди.


— Кто чаще прибегает к услугам пластического хирурга — мужчины или женщины? Какой средний возраст?

— Безусловно, женщины чаще обращаются на консультации, чаще оперируются. Возраст пациенток зависит от вида операций. Неудовлетворенность объемом, формой груди чаще наблюдается у молодых женщин до брака, после рождения детей и завершения лактации. Возрастные изменения в области век и лица начинают тревожить прекрасную половину с 40 и до 60 лет. Мужчины значительно реже прибегают к услугам пластических хирургов. Во всяком случае в моей личной практике. 


— Что обычно заставляет пациентов обращаться к пластическому хирургу? Истинная необходимость или желание выглядеть лучше или иначе?

— Это не очень простой вопрос, потому что нет точного психологического профиля обращающегося пациента. Не всегда возможно оценить до операции или после истинные мотивы обращения. Практически каждому человеку, задающему мне вопрос, нуждается ли он в эстетической операции, я отвечаю нет. Врач не эксперт по канонам красоты, медицинских показаний к пластическим операциям чаще всего нет, поэтому истинной необходимости не существует.

Вполне оправданным является человеческое желание выглядеть лучше. Именно это желание должен удовлетворить пластический хирург. Самое важное, чтобы они поняли друг друга, что именно и в какой степени нужно улучшать. В этом залог удовлетворенности пациента и компетентности врача. Пациенты же, желающие выглядеть после операции иначе, то есть изменить внешность, стать похожим на кого-то вызывают настороженность.

— Бывали ли случаи, что вы отговаривали пациента от операции? Если да, то почему?

— Обычно отговариваю от операции пациенток с минимальными возрастными изменениями, предлагая эффективные безоперационные методики. Отказываю пациенткам, которые не могут ясно сформулировать причину обращения. Часто в процессе опроса выясняется, что все их подружки уже оперированы. Хочется соответствовать времени и моде. Да и годы берут свое, как бы не опоздать. Пациента, который стремится подвергнуть себя пластической операции только по тому, что его внешность перестала соответствовать «эстетическим» нормам общественности или какой-то одной персоны, нельзя оперировать.

Бывают ситуации, когда пациентка ставит перед хирургом нереальные задачи, по анатомическим или эстетическим параметрам. Участие в сомнительных проектах не лучший способ сохранения репутации врача.

Пластическая операция не поход в магазин или салон красоты за компанию. Отсутствие обоснованных причин для операции может привести к неудовлетворенности результатом, желанию вернуть все назад, но для этого потребуется вторичная операция.

— Что может являться противопоказанием для проведения операции?

— Как и перед любой операцией все пациенты проходят обследование, установленное стандартами Министерства здравоохранения РФ. Если при этом будут выявлены нарушения здоровья, не допускающие в плановом порядке проведение оперативного вмешательства, оно будет отложено до выздоровления. Но, как практика показывает, люди с явными нарушениями здоровья редко задумываются о пластической операции.

Чаще встречаются относительные противопоказания. Так, например, курение резко осложняет течение реабилитационного периода, с увеличением его продолжительности и высоким риском развития некрозов мягких тканей в области операции. Поэтому мы всегда об этом предупреждаем и рекомендуем воздерживаться от курения 1 месяц до и 1 месяц после операции. Если пациент категорически настаивает на вмешательстве, он берет на себя всю ответственность за течение реабилитационного периода.

Если же говорить об относительных противопоказаниях психологического порядка, которых мы уже коснулись, пожалуй, стоит отметить еще межличностные особенности общения с хирургом до операции. Если у пациента возникает дискомфорт, сомнения и не появляется полного доверия, лучше отложить операцию. Так же и врач оставляет за собой право выбора будущего пациента. К операции хирург и пациент должны готовиться как союзники.

— Говорят, что лучшая операция та, которую не сделали. Согласны ли вы с этим утверждением?

— Да, безусловно. После операции невозможно вернуться в исходное состояние. И если существуют какие-то методики, способные отсрочить, перенести, а может, и избежать операции, они должны быть в полной мере использованы. Когда все адекватные, косметические методики исчерпаны, уверенность в необходимости оперативной коррекции сохраняется непоколебимым, операция оправдана.

Фото из личного архива Сергея Сизова


Читайте также в рубрике «Интервью с экспертом»

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться


Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта