Ì

Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
Войти
журнал
МЕД-инфо
справочник
лекарств и учреждений
консультации
задайте вопрос врачу
мобильные
приложения

ВИДЕО
Рубрики Темы

Актуальные новости

10 января в 19:03
Темный шоколад эффективнее кофе

10 января в 17:49
Назван самый опасный для жизни вид транспорта

10 января в 13:46
Глава компании Gedeon Richter назван «Человеком года»

10 января в 11:42
Пропускающие завтрак школьники учатся хуже

10 января в 11:17
Фармпроизводителей обяжут сообщать о взаимозаменяемости лекарств



Кардиология Интервью с экспертом
11 марта 2013, 12:45 X 11618 K 2

Лео Бокерия: «Жизнь надо прожить так, чтобы побольше увидеть...»


В его глазах — целая жизнь, целая философия жизни. Когда он говорит, кажется, замирает все вокруг. Ярко, весомо, жизненно — этими словами, пожалуй, можно охарактеризовать нашу встречу.

Главный редактор МЕД-инфо Оксана Плисенкова пообщалась с Лео Антоновичем Бокерия, ведущим кардиохирургом России, известным ученым, академиком РАН и РАМН, членом Президиума РАМН, директором НЦССХ им. А. Н. Бакулева, президентом Общероссийской общественной организации «Лига здоровья нации», членом Общественной палаты Российской Федерации.

Досье
Лео Антонович Бокерия. Ведущий кардиохирург, известный ученый и организатор медицинской науки.
Родился 22 декабря 1939 года в городе Очамчира Абхазской АССР.
В 1965 г. окончил 1-й Московский медицинский институт имени И. М. Сеченова МЗ СССР и поступил в аспирантуру.
С 1977 по 1993 гг. работал заместителем директора по науке, руководителем отделения хирургического лечения нарушений ритма сердца.
С ноября 1994 г. — директор НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН.
С 1994 г. является Председателем ученого совета и Председателем диссертационного совета НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН.
В июне 2003 г. избран Президентом Общероссийской общественной организации «Лига здоровья нации».
С 2005 г. — член Общественной палаты Российской Федерации.
С 2006 г. — председатель комиссии Общественной палаты РФ по формированию здорового образа жизни.

— Лео Антонович, не буду оригинальной, но очень хочется задать этот вопрос. Почему вы выбрали кардиохирургию?
— Я родился в одном относительно небольшом городе, рос в другом относительно небольшом городе. Жили мы всегда в центре. И как-то с детства привыкли, что, если ты что-то делаешь, это должно быть в центре внимания. Кроме того, для грузинского мальчишки в медицине, кроме хирургии, ничего не воспринималось. Хотя сейчас я понимаю людей, которые стали терапевтами, кардиологами. В этом плане важно быть хорошим специалистом... По большому счету в медицину меня «затащила» моя старшая сестра, которая училась в медицинском институте. А потом, когда я уже там начал учиться, понял, что должен стать хирургом. Видимо, она мне тоже это внушала... Когда я пришел в сердечно-сосудистую хирургию, был рассвет этой сферы, и самые большие надежды были связаны с ней. Потом, когда я заканчивал аспирантуру в Первом московском медицинском институте им. И. М. Сеченова, моим оппонентом на кандидатской диссертации был Владимир Иванович Бураковский, директор Института сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева (тогда еще не было центра). Он меня и пригласил на работу, сразу на должность заведующего лабораторией. Это академический институт и в принципе не положено, чтобы кандидаты наук были заведующими, но он хотел развивать направление, по которому у меня диссертация. Владимир Иванович меня взял руководителем, и мы с ним за эту работу получили Ленинскую премию. Это была моя студенческая работа, потом кандидатская и докторская диссертации. Так я оказался в сердечно-сосудистой хирургии. Думаю, ключевым был тот момент, что я пришел в Институт сердечно-сосудистой хирургии.

— Общение с заинтересованными людьми дало какой-то импульс?
— Да! Как правило, в сердечно-сосудистой хирургии работают очень яркие люди, которые в жизни очень много переживают, испытывают, с закаленным характером, не падают духом. Жизнь их «лупит» со всех сторон, а они продолжают работать.

— Это действительно непросто видеть открытое сердце и еще оперировать его...
— Я вам приведу несколько примеров, что такое стойкость характера. В 1953 г. Джон Гиббон сделал первую в мире операцию с использованием аппарата «сердце — легкие» с искусственным кровообращением. Все его последующие 5 пациентов умерли. И он ушел из хирургии. Всего в Америке было сделано 17 операций, из которых выжившей была только первая девочка. Когда Уолтон Лиллехай, один из основоположников сердечно-сосудистой хирургии, шел в операционную на очередную операцию, санитарки за спиной говорили «убийца». И он это слышал. Но самое интересное, несмотря на то, что люди знали, что летальность запредельная, очередь возрастала в тысячи раз. Потому что каждый надеялся, что он выживет. Это как лотерея. И вот представьте, каким хирургу надо обладать чувством ответственности, чтобы, испытывая страшные неудачи и муки, возвращаться снова и быть надеждой для этих людей.

— Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний возрастает. Неоднократно читала об этом. И ВОЗ приводит неутешительные цифры, что в течение следующего десятилетия количество смертей в мире от онкологии, сахарного диабета и сердечно-сосудистых заболеваний вырастет на 17%. Как вы можете прокомментировать эти цифры?
— В принципе человечество живет лучше. Но это не значит, что оно больше уделяет себе внимания, к сожалению. Ведь такие распространенные заболевания, как атеросклероз, гипертоническая болезнь, требуют самоконтроля. И получается, что увеличение благополучия не приводит к улучшению сознания, а наоборот, человек естественно бросается на ранее ему не доступное. Другая сторона вопроса состоит в том, что сегодня все методы лечения, которые существуют в нашем направлении, носят профилактический характер, лекарства, стентирование, операция... Если кратко, то эти цифры связаны с улучшением благосостояния людей и с удлинением продолжительности жизни.

— Вы являетесь одним из основоположников хирургического лечения нарушений ритма сердца, достаточно нового направления. Скажите, насколько аритмия поддается лечению?
— Еще в 1986 г. мы получили государственную премию СССР за лечение тахиаритмий. Действительно, когда мы начали делать эту работу в 1979 г., было просто «непаханое поле». Мы делали первые шаги. И это был взрыв на фоне отсутствия вообще какого бы то ни было радикального лечения. Сегодня абсолютное большинство тахиаритмий прекрасно лечится мини-инвазивно. Основная проблема в этом разделе клинической медицины — это заболевание, которое раньше называлось мерцательная аритмия, по-научному фибрилляция предсердий. Одна из ее форм — идиопатическая, может возникать и в раннем возрасте, и в молодости. Но преимущественно это все-таки возрастная болезнь. Это первое. И второе — то, что очень часто сопутствует порок сердца. Например, во Франции уровень медицинской помощи очень высокий, но врачи считают, что, если те подразделения, которые существуют для лечения мерцательной аритмии, будут работать круглосуточно все 7 дней в неделю, они смогут охватить только 3% нуждающихся. Вы можете себе представить объемы. С одной стороны, это тяжелое заболевание. С другой стороны, радует, что есть очень эффективные методы лечения. Сегодня мы пользуемся неинвазивными диагностическими пособиями в режиме 3D, которые нам очень точно показывают, где находится очаг аритмии. Для лечения мерцательной аритмии используются и лекарства, и катетерные методы, и операция. В этом направлении мы активно работаем.

— Никогда не считали, сколько всего операций вам удалось сделать?
— Нет... Больше одной. (Смеется.)

— Сейчас вы часто оперируете сами?
— Каждый день. В среднем делаю 4 операции в день. Если у меня какие-то совещания, то я выполняю 3 операции. Бывает так, что 5. Самое большое количество операций, которое я сделал за сутки, — 7. Дважды это было.

— Как люди могут попасть в ваш центр?
— К нам приходят пациенты, которых направляют соответствующие инстанции, как в любое федеральное учреждение. Департамент здравоохранения какой-либо области имеет квоты в Бакулевский центр, при этом больной должен пройти все обследование по списку по месту жительства. Здесь на него выделяется по квоте 203 500 рублей. И понятно, что этих денег очень мало, потому что только одноразовые принадлежности, которые используются во время операции, стоят более 100 000 рублей. Мы в год выполняем чуть больше 10 500 квот. В действительности поступающие пациенты, как правило, недообследованы. Мы вынуждены их дообследовать, поэтому мы теряем и в зарплате, и во многом другом. Но это жизнь, никуда не денешься. Кроме того, мы со своей стороны проводим много благотворительных акций. Инициатором является Бакулевский центр. Мы много ездим по регионам. У нас есть общественная приемная в Павильоне № 5 на ВВЦ. Обследование по акциям для всех бесплатно.

— А что нужно делать, чтобы не стать пациентом кардиохирурга?
— Сейчас объявлена государственная программа профилактики. Это, конечно, медицинская проблема, но она в первую очередь социальная. Так скажем, двусторонняя тема — тема человека и тема врача. Мне часто задают вопрос «Сколько человек вы можете охватить?», а мы отвечаем «Мы-то много можем охватить, но человек не хочет». Объективно очень многие люди не хотят собой заниматься! Трудно даже это объяснить. Потому что человека не учат жить, не говорят, что ты должен прожить, условно говоря, 80 лет. Поэтому важно, чтобы был диалог между поколениями. А так есть простые вещи, которые необходимо соблюдать для того, чтобы не попасть к врачу. Вредные привычки надо исключить обязательно. Следует соблюдать режим. Но это совершенно не значит, что себя надо истязать. Это означает, что человек должен ложиться и вставать в одно и то же время, даже если он спит 6 часов. Потому что организму нужна естественная устойчивость. Конечно, когда человек рождается и пока он в шаловливом возрасте, условно говоря, лет до 15, ему все время нужно движение. Потом он начинает долго сидеть, читать, учиться, у него эти навыки и желание пропадают. Вот двигательная активность имеет очень большое значение. Мы знаем международные рекомендации. Ходьба очень полезна, особенно для людей, перешагнувших 40-летний возраст. Она существенно удлиняет жизнь человека. Очень рекомендуется плавание, гимнастика, причем любая, утром, вечером. Для подрастающего человека очень полезны коллективные игры: они вообще воспитывают в нем отсутствие зависти, делают понимающим. Так что никаких особых секретов нет. Просто надо помнить о том, что эта жизнь человеку дана один раз. И желательно прожить ее так, чтобы побольше увидеть и побольше насладиться ею.

— Скажите, пересадка сердца в России делается?
— Конечно. Делается, но очень мало. Я думаю, что в год выполняется порядка 110-115 пересадок.

— Удачно?
— Конечно. Техника отработана, схемы все известны. Все-таки с 1967 г. много времени прошло. Поэтому да, удачно. Тут другая тема есть, которая пока не решена. У нас запрещен забор органов в детском возрасте, поэтому у нас нет детской трансплантации сердца и легких.

— Я наслышана, что при гипертонии человек должен постоянно принимать препарат, чтобы давление не повышалось. Это действительно так?
— Гипертоническая болезнь очень распространена во всем мире. Самым эффективным средством лечения является физическая активность. На начальном этапе, когда человек начинает испытывать недомогание, если он активно включится в физическую активность, то он вполне может гипертонию побороть. Потому что это сосудистая реакция. А физические упражнения дают возможность сделать сосуды более управляемыми, более податливыми, более приспособленными. С точки зрения лечения, фактически каждый пациент сам себе врач. В том смысле, что нужно измерять давление и корригировать дозу лекарств. Предположим, вы начинаете принимать препарат и осознаете, что вам надо заниматься физическими упражнениями. Вы начинаете их выполнять, и у вас дозировки лекарств начнут уменьшаться и, может быть, вообще можно будет от них отказаться со временем. Есть, конечно, очень запущенные случаи. Тогда человек принимает лекарство пожизненно.

 Лео Антонович, вы возглавляете общественную организацию «Лига здоровья нации». Откуда это название?
— Я к этому названию не имею никакого отношения, к сожалению. В 2002 г. возникла эта идея. Было очень много разговоров вокруг здоровья нации, и в газетах, и на радио. К этому времени я и сам чувствовал, что есть что сказать. Я оказался среди авторов, подписавших письмо к нации. Это были врачи, спортсмены, деятели науки и культуры. Потом меня пригласили на съезд новой организации «Лига здоровья нации». За день до этого сказали, что меня рассматривают в качестве президента. Я колебался, потому что у меня был очень загруженный график. Но поразмыслив понял, что мне не следует отказываться: наша специальность, как никакая другая, может рекомендовать человеку вести здоровый образ жизни. Кардиохирургия — это самая реальная вторичная профилактика. В онкологии, скажем, больной часто поступает уже в таком состоянии, когда мало что можно сделать. В нашей специальности всегда можно что-то сделать. Поэтому я с благодарностью принял это предложение, тем более что в состав правления вошли очень яркие люди. Мы тогда первыми сформулировали понятие «формирование здорового образа жизни». Я думаю, что по этой причине в 2005 г. меня выдвинули в первый состав Общественной палаты. Комиссия так и называлась — Комиссия по формированию здорового образа жизни, потом добавили спорту и туризму.

— Проект Лиги здоровья нации «Россия без табака» собрал более миллиона подписей в поддержку закона против курения. Это ваша гражданская позиция?
— Это гражданская позиция человека, который курил. Я курил почти 20 лет. Приехал в институт некурящий, как это бывает со многими молодыми людьми, в институте закурил, выкуривал примерно пачку сигарет в день. А в 1980 г. я в один день бросил. Сейчас уже прошло много лет. И я реально вижу, насколько это оказалось полезным. Это из своего опыта. А из опыта врача могу сказать, что на легкие курильщика страшно смотреть. Я каждый день «открываю» несколько грудных клеток, извините за такое выражение. (Улыбается.) И каждый день вижу несколько легких. И одно дело некурящий человек, другое — курящий. Вот говорят, диагноз такой, такой и такой и спрашивают «курит?». «Курит». И сразу возникает фактор риска. Поэтому это моя абсолютно гражданская позиция. Я вместе с министром обороны был инициатором запрета сигарет в наборе солдата. В министерстве очень быстро откликнулись и приняли решение. Мне это стоило пропаганды в Интернете, что я, мол, американский шпион, хочу контролировать российскую армию. Табачное лобби жуткое. И сегодня, глядя на человека, ты не знаешь, на какой он стороне. Он может говорить, что против табака, а в то же время не голосовать за законопроект.

— Как вам удалось бросить курить?
— У меня желание бросить курить было. (Задумался.) Со мной случился такой эпизод, который врезался мне в память, а потом я через несколько месяцев бросил курить. Я был заместителем директора по науке в то время. Мне позвонил товарищ, попросил посмотреть близкого друга. А у меня кабинет был напротив директорского. И когда профессура шла на конференцию, заходили покурить со мной. В 20-метровой комнате вентиляция была не очень, и постоянно ощущался запах табачного дыма. Пришел этот человек, я его посмотрел, сказал, что нужны дополнительные исследования, он оделся и, уходя, сказал: «Доктор, вы знаете, я курящий человек и, идя к вам, я внизу в туалете почистил зубы, чтобы от меня табаком не пахло. А у вас в кабинете непонятно что». Я был потрясен, понимаете?! Во-первых, я ему по сей день бесконечно благодарен, что он мне сказал в открытую. А во-вторых, я понял, что это очень неприлично для врача, который лечит сердце... И еще один случай у меня был, который помог мне избавиться от этой привычки. Мы поехали на юг с семьей отдыхать. Нас пригласили к именитому столу. Я сидел на краю стола, и там лежала рыба горячего копчения, по которой я соскучился. Я наелся и отравился. Мне не хотелось ни есть, ни пить. И тогда я понял, что, если бросить курить, то только сегодня. Конечно, было очень сложно. Мне долгие годы казалось во сне, что я курю. Я просыпался в холодном поту, почему это я вдруг закурил. (Улыбается.) Но я знаю многих людей, которые бросили курить совершенно спокойно, сказали себе и все.

 В этом году прошел Межгосударственный форум «Здоровье населения — основа процветания стран Содружества». Расскажите об этом.
— У меня в загранпаспорте написано «Родился в СССР». И, конечно, для любого здравомыслящего человека понятно, что Советский Союз был страной, о которой можно было только мечтать. Я не говорю о конкретных людях, судьбы по-разному складывались. Но по большому счету мы все та же империя, которую 400 лет создавали разные люди. Мне иногда приходится бывать в странах так называемого постсоветского пространства: где-то я оперирую, куда-то приезжаю в качестве гостя. Мы встречаемся как родные люди, даже теплее, чем мы встречались тогда. Поэтому, когда был объявлен международный год для стран содружества, в президиуме Лиги здоровья нации возникла идея попробовать свои силы на этом пространстве. И мы попробовали. Многие наши коллеги из других стран даже не верили. Но потом, когда они посмотрели на программу, на состав участников, очень многие из них приехали, сделали свои выставки. Уже известно, что второй Межгосударственный форум пройдет в этом году с 29 по 31 мая в Москве в Гостином Дворе. Некоторые предлагали провести его в другой стране. Но мы не готовы, то есть не мы, а сообщество, которое должно объединяться, так скажем. Мне кажется, стоит несколько раз провести мероприятие в Москве, чтобы сформировался устойчивый актив, потом можно будет уже проводить где-то еще.

 Акция «Марафон здоровья» собирает на ВВЦ более 50 тысяч человек. Как это удается?
— Тут очень важно, чтобы мы были честными. На ВВЦ посещаемость в некоторые дни достигает 180 тыс. человек. Поэтому мы выбрали это место для проведения мероприятия. Люди видят нашу активность, барабаны и все прочее и присоединяются. Большое количество людей, конечно, приходят регулярно. Они приводят своих родственников, братьев, сестер и так далее. ВВЦ — это действительно место массового посещения.

— Ваша дочь Ольга была инициатором «Прогулки с врачом». Она продолжает вашу династию?
— У меня две дочери, обе доктора наук. Ольга блестяще продолжает. Она защитилась рано, даже раньше, чем я. Я был один из самых молодых докторов в Советском Союзе, защитился в 33 года, а она защитилась в 29 лет. Наверное, все родители любят похвалить своих детей, я в том числе. Это мои идолы. (Улыбается.) У Олечки много хороших идей. И если она берется за что-то, все воплощает... Физическая активность — это тема, которой занимаются многие кардиологи мира. В частности, есть Клиника имени братьев Мейо в Америке, это всемирно известный центр. Они при клинике создали Институт здоровья. Мы тоже создали Институт здоровья в составе Лиги, но он не настолько эффективный пока, как, скажем, у них. Они доказали, что ходьба — самый лучший вид оздоровления человека. И в США есть такое движение Walk with a Doc. Олечка с ними списалась, спросила, как они организуют акцию. Они ей сказали, что нужна спортивная одежда, бейсболка и шагомер. Она пришла ко мне, мы это обсудили, причем она уже договорилась с кем-то по некоторым вопросам. (Улыбается.) Я с удовольствием ходил на «Прогулку с врачом», приходили все мои внуки, гуляли там. Далее последовала целая серия приглашений в разные города.

— Как вы считаете, наша страна когда-нибудь будет здоровой (когда люди ведут здоровый образ жизни, не курят и т. д.)?
— Вы знаете, человек наполовину идеален, а наполовину нет. И высшая нервная деятельность, которую лучше всех описали наши ученые предшественники, путем внушения, самовнушения, самоанализа, путем усилий, когда-то даже насилия над собой позволяет человеку сохранять долголетие с хорошим качеством жизни. Никогда человечество не достигнет такого уровня, чтобы все были идеальными, чтобы все стремились к одному и тому же. Другое дело, что в отдельных регионах, коллективах, семьях это может быть. Я в этом плане не являюсь идеалистом и мечтателем. Я прекрасно понимаю, что мы сегодня должны говорить об оздоровлении нации. А она включает много аспектов, кроме профилактики, о которой мы говорим, она включает в себя еще доступность медицинской помощи. Это очень важно. Если мы сегодня могли бы оказывать помощь всем больным сердечно-сосудистого профиля, которые нуждаются только в операции, у нас бы продолжительность жизни увеличилась на 12-15 лет. У нас даже здесь есть огромный резерв путем увеличения финансирования, улучшения качества медицинской помощи. А человек, который пролечился, который понял пользу от этого, не будет потом курить, переедать, он будет двигаться. Я просто убежден в этом. Вот пример. На одном из наших форумов выступала доктор медицинских наук, которая провела анализ здоровья в городе Москве по округам. И выяснилось, что самое большое количество долгожителей в Центральном округе. Казалось бы, загазованность и все прочее. И когда она сопоставила показатели, то все были одинаковые, кроме одного. В Центральном округе самый большой процент образованных людей. Ему говорят «мойте руки перед едой», «чистите зубы», и он это делает. У него это входит в привычку. Здесь очень важно, чтобы мы каким-то образом доводили необходимость в здоровом образе жизни до сознания людей, именно до сознания, и тогда у нас будет перелом в этом направлении.

Фотографии предоставлены НЦССХ им. А. Н. Бакулева


Читайте также в рубрике «Интервью с экспертом»

 

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
. TanjshaSmit 11 марта в 14:17  

Спасибо, за интересное интервью. Хочется, чтобы его прочло как можно больше молодых людей. да и людей среднего возраста тоже. Главная мысль ,которую я почерпнула для себя, хочешь иметь в старости здоровое сердце и сосуды,необходима физическая активность в любом возрасте и осознаная привычка вести здоровый образ жизни и доживешь до глубокой старости.


. Оксана Плисенкова 11 марта в 18:43  

Благодарю за столь приятный отзыв!
Действительно, нужно любить себя, заботиться о себе, хотеть вести здоровый образ жизни и захотеть быть здоровым.