Ì

Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
Войти
журнал
МЕД-инфо
справочник
лекарств и учреждений
консультации
задайте вопрос врачу
мобильные
приложения

ВИДЕО
Рубрики Темы

Актуальные новости

18:04
Более 50 % онкобольных нуждаются в лучевой терапии

14:50
Завершился III Форум социальных инноваций регионов

вчера в 11:19
Детская больница № 9 получила премию «Призвание»

16:56
Открылось отделение реанимации для пациентов с тяжелой патологией легких

16:46
Врачи вылечили пациента с редкой патологией тонкой кишки



Гематология и онкология Интервью с экспертом
14 ноября 2012, 14:58 X 4907 K 3

Сомасундарам Субраманиан: «В России более 2,5 млн человек живет с диагнозом „рак“»

В октябре в Киеве прошла Глобальная программа повышения квалификации специалистов «Современные аспекты лечения опухолей головы и шеи» в рамках Всемирного турне Международной федерации обществ по изучению опухолей головы и шеи (IFHNOS). Нам удалось задать несколько вопросов о Глобальной программе и лечении серьезных заболеваний доктору Сомасундараму Субраманиану (Somasundaram Subramanian), основателю и директору Евразийской федерации онкологии и научно-образовательного центра «Евразийская онкологическая программа EAFO».

— В чем цель Глобальной программы повышения квалификации специалистов «Современные аспекты лечения опухолей головы и шеи»?
— Программа позволяет специалистам, занимающимся диагностикой и лечением опухолей головы и шеи, вне зависимости от их возраста, стажа, культурного бэкграунда, обсуждать собственные клинические наблюдения в рамках круглых столов, после тематических лекций ведущих всемирно признанных экспертов. Эта программа рассчитана на всех специалистов, которые так или иначе участвуют в диагностике и лечении опухолей головы и шеи: хирургов-онкологов, оториноларингологов, челюстно-лицевых хирургов, стоматологов, химиотерапевтов, лучевых терапевтов, реконструктивно-пластических хирургов, которые в повседневной практике сталкиваются с этими пациентами. Программа полезна и врачам других специальностей, например терапевтам, офтальмологам, нейрохирургам.

— В чем специфика лечения онкологических заболеваний именно этих областей?
— В первую очередь надо понимать, что голова и шея — это самые видимые части человеческого организма. Голова и шея — область человеческого организма, имеющая большое количество сложных, анатомически и функционально важных структур. Поэтому при работе с этой зоной требуется уделять большое внимание одновременно и онкологическому, и косметическому результату после любых процедур, проводимых с пациентами, страдающими опухолями головы и шеи.

— Какие международные онкологические организации действуют в СНГ и в частности в России?
— На постоянной основе действует Евразийская федерация онкологии (EAFO), которая ежегодно проводит 10-20 научно-образовательных мероприятий в разных странах (преимущественно в РФ, СНГ). Ассоциация директоров онкологических и радиологических центров СНГ проводит раз в 2 года Съезд онкологов стран СНГ. Ранее на протяжении 20 лет на постоянной основе действовала Европейская школа по онкологии (ESO), в рамках которой проходили до 4 мероприятий в год на территории РФ. Периодически различные международные профессиональные общества, организации, такие как ESMO — Европейское общество по медицинской онкологии (химиотерапии), ESTRO — Европейское общество по лучевой терапии, ESGO — Европейское общество онкогинекологии, IFHNOS — Международная федерация обществ по изучению опухолей головы и шеи, как самостоятельно, так и в партнерстве с другими международными онкологическими организациями, приезжают в Россию с образовательными программами. Партнерами иностранных организаций часто выступает EAFO, так как у нас сложились наработанные схемы партнерства с местными ведущими профильными учреждениями. Такое партнерство позволяет познакомить наших специалистов с лучшими врачами мира, а также снимает многие организационные проблемы, возникающие у международных организаций.

— Чем конкретно они занимаются?
— Эти международные организации преимущественно занимаются проведением общих или тематических научно-образовательных мероприятий, курсов, семинаров. Также они своим членам предоставляют доступ к различным научным изданиям (журналам) по той или иной тематике.

— Каковы успехи?
— Мероприятия, проводимые EAFO, отличаются обеспечением всех участников синхронным переводом на русский и английский язык. Это позволяет беспрепятственно общаться специалистам из разных стран. Единственным исключением здесь является Евразийский базовый курс по онкологии (для студентов старших курсов и молодых врачей неонкологических специальностей). Но в следующем году, скорее всего, и оно будет проходить с переводом. В этом году к участию подал заявку студент из Испании. Было неудобно отказывать ему из-за языкового барьера. К сожалению, не более 5% медиков постсоветских стран могут говорить хотя бы на «плохом» английском. Поэтому наши мероприятия с участием ведущих мировых экспертов являются своего рода окном на восток и запад. Дополнительный бонус от участия в наших мероприятиях — налаживание связей с коллегами. Наши специалисты, как правило, после каждого мероприятия приобретают новых друзей среди отечественных и иностранных специалистов.

— Не возникает ли проблем с местными органами управления и лечебными учреждениями, сотрудничают ли они?
— Мы сотрудничаем со многими ведущими профильными учреждениями: Томский НИИ онкологии СО РАМН (директор академик Е. Л. Чойнзонов), НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова (директор профессор А. М. Беляев), Федеральный научно-клинический центр оториноларингологии (директор — профессор Н. А. Дайхес), НИИ оториноларингологии им. Коломийченко в Киеве (директор академик Д. И. Заболотний), 62-я Московская городская онкологическая больница (главный врач, главный онколог Москвы, профессор А. Н. Махсон), Санкт-Петербургский городской клинический онкологический диспансер (главный врач — профессор Г. М. Манихас), Ленинградский областной клинический онкологический диспансер (главный врач — профессор Л. Д. Роман) и другие. Как правило, удается договариваться. Но нужно понимать, что приходится прилагать большие усилия всему медицинскому сообществу в постсоветском пространстве, чтобы изменить ситуацию к лучшему в интересах наших больных и будущего поколения. Пока главной сложностью становится не самое адекватное отношение друг к другу или вовсе отсутствие взаимоотношений или контактов между руководителями различных учреждений. Это, мягко говоря, не идет на пользу общему делу.

— Какова статистика онкологических заболеваний в СНГ, России?
— В России в данный момент более 2,5 млн человек живет с диагнозом «рак». Среди них более половины живут с диагнозом 5 лет и более. Это связано со своевременным обращением, эффективным лечением и иногда с низкой агрессивностью болезни. При этом, к сожалению, большой процент все-таки диагностируется слишком поздно. Например, при меланоме около трети больных к моменту установки диагноза злокачественного новообразования имеют уже 3-ю стадию болезни, которую вылечить возможно, но очень трудно. Примерно также обстоят дела с другими злокачественными новообразованиями. Надо иметь в виду, что одинаковые стадии разных злокачественных новообразований неодинаковы по прогнозу. Например, 3-я или 4-я стадия меланомы имеют менее благоприятный прогноз, чем тех же стадий рак простаты (предстательной железы).

— Как приходится лечиться пациентам — за свои деньги или за государственные (сколько стоит лечение от рака)?
— За те и за другие. К сожалению, при всем старании многих профессиональных и адекватных руководителей в здравоохранении РФ, СНГ пока нашим пациентам приходится раскошеливаться. Это реальность. Размер затрат разный: от нуля рублей до бесконечности. Иногда стоимость лечения можно считать в миллионах рублей. В моем понимании это связано с отсутствием адекватного финансирования онкологии. Но нельзя ругать только чиновников. Подготовка наших специалистов в высших учебных заведениях тоже оставляет желать лучшего и в большинстве случаев не соответствует современным нуждам.

— Регулируется ли повышение квалификации онкологов государством (обязательные курсы и т. п.)?
— Формально да. Каждый онколог должен раз в 5 лет повышать свою квалификацию и переподтверждать свои сертификаты (онколога, хирурга, гематолога и т. д.). Тут много парадоксов. Эта система до такой степени формальна, что она на 100% не соответствует современным реалиям. Необходима система непрерывного образования с обязательным участием в аккредитованных научно-образовательных мероприятиях. Такие мероприятия, например, устраиваем мы в рамках Евразийской федерации онкологии.

— Часто онкологи по своему желанию повышают свою квалификацию?
— Ни так часто, как это требуется. Это зависит от многих факторов: от учреждений, в которых они работают, от их руководителей, от финансовых возможностей специалиста, от компенсации на проживание и проезд во время участия в мероприятии и, конечно, от желания и целей специалиста. Зачастую желающие получить новые знания не могут себе этого позволить. Если сравнивать регистрационные взносы в мероприятиях Евразийской федерации онкологии и затраты участников на проживание с американскими и европейскими, то получается, что мы делаем то же самое, но в 3-4 раза дешевле. Например, размер ранней регистрации на Глобальную программу повышения квалификации специалистов «Современные аспекты лечения опухолей головы и шеи» составлял 200 евро, участие в аналогичном мероприятии в США составило бы 800 долларов, не учитывая стоимость на проживание и перелет. Далеко не все специалисты из России и СНГ могут даже об этом помечтать. Мы стараемся сотрудничать с туристическими центрами, гостиницами, чтобы они предоставляли льготные условия для наших участников.

— Как часто нужно повышать квалификацию и как часто совершаются прорывы в лечении и диагностике рака?
— Постоянно. Онкология и медицина не стоят на месте. Прорывы бывают редко. Но в ближайшие годы ожидаются чаще, чем раньше. Поэтому, чтобы идти в ногу со временем, нельзя позволять себе отставать даже на один шаг.

— Как обстоят дела с ранним выявлением заболеваний (диспансеризация, медосмотры — много ли людей к ним прибегают)?
— Всего от 3 до 28% разных опухолей (в зависимости от локализации опухоли: например опухоли шейки матки — 28%, опухоли губы — 22%, опухоли легкого — 19%, опухоли предстательной железы — 17,5%, опухоли щитовидной железы — 18%, опухоли прямой кишки — 8%, опухоли ободочной кишки — 3%) выявляются в профилактических осмотрах или при диспансеризации. Я уже неоднократно рассказывал журналистам, что одна из самых серьезных проблем современной российской онкологии — выявление болезни на поздних стадиях, когда лечение уже малоэффективно. В связи с этим хочется вспомнить позитивный опыт всеобщей диспансеризации, проводимой в советское время. Сейчас надо вернуться к этому принципу обследования, но на качественно ином уровне, с использованием передовых достижений медицины.

Вопрос доктору Сомасундараму Субраманиану вы можете задать в разделе «Консультации».


Читайте также в рубрике «Интервью с экспертом»

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться


Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
. Арина Корнеева 19 ноября в 18:19  

Как-то грустно всё.
Дорого, поздно и неэффективно.
Онкология всё равно по сути остаётся смертельным приговором даже при современных технологиях.


. Liera 22 ноября в 23:02  

а мне кажется,даже это заболевание можно победить,только для каждоо человека нужно индивидуальное лечение не только лекарствами,но и полным изменением стиля жизни.нужно верить в лучшее!


. Варвара Полетаева 23 ноября в 19:35  

Авось, позитивное отношение к жизни, да и вообще ко всему на свете, поможет не болеть, а только будет давать силы и веру в лучшее))