Ì

Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
Войти
журнал
МЕД-инфо
справочник
лекарств и учреждений
консультации
задайте вопрос врачу
мобильные
приложения

ВИДЕО
Рубрики Темы

Актуальные новости

14 декабря в 16:35
В Москве открыли выставку о фронтовых медсестрах

10 декабря в 14:20
Фонд «Вера» собирает подарки для неизлечимо больных пациентов

07 декабря в 09:41
В России провели первую робот-ассистированную операцию ребенку

06 декабря в 17:25
«Линия жизни» поддержит инновационный проект в Татарстане

01 декабря в 16:48
Объявлены лучшие препараты 2017 года



Эндокринология Интервью с экспертом
31 июля, 15:58 X 1094 K 0

Евгения Михайлова: «У детей проявления СД нарастают достаточно быстро»


Диабет 1 типа — наиболее распространенное хроническое заболевание среди детей. Методы профилактического лечения этого аутоиммунного заболевания еще не разработаны. Тревогу вызывают темпы распространения недуга: среди детей дошкольного возраста количество больных ежегодно увеличивается на 5%, среди школьников и подростков — на 3%. Мы пообщались с главным детским эндокринологом Самары и Самарской области к. м. н. Евгенией Геннадьевной Михайловой по вопросам диагностики и лечения сахарного диабета у детей.

— Евгения Геннадьевна, расскажите, пожалуйста, какие симптомы сопровождают сахарный диабет и что нужно делать, если есть подозрение о болезни.

— Диагноз «сахарный диабет» ставится в том случае, если есть признаки диабета и сахар крови в любое время выше чем 11,1 миллимоль/литр или на голодный желудок больше чем 7 миллимоль/литр. Прежде всего, ребенок начинает много пить и соответственно чаще ходить в туалет (полиурия и полидипсия). В некоторых случаях может наблюдаться снижение массы тела. Кроме того, снижается активность ребенка, появляется вялость, повышенная утомляемость.

У детей проявления сахарного диабета нарастают достаточно быстро и могут привести к декомпенсации сахарного диабета и, как следствие, к серьезным осложнениям. Поэтому если вы заметили, что ребенок вдруг начал много пить или у ребенка первых 7 лет жизни неожиданно появились «мокрые» ночи, то обязательно сдайте кровь на сахар. Если сахар крови натощак будет больше чем 7 или в любое другое время выше чем 11,1 миллимоль/литр, нужна консультация специалиста-эндокринолога, и детям обязательно показана экстренная госпитализация в стационар.

— Помповая инсулинотерапия — современный метод компенсации диабета. Тем не менее довольно большое число людей с сахарным диабетом продолжают использовать шприц-ручки. Расскажите, пожалуйста, чем отличаются эти способы, в каких случаях шприц-ручка, а в каких помпа предпочтительнее.

— Вопрос — в удобстве использования и особенностях пациента (иглобоязнь, детский или подростковый период, активные занятия спортом). В этих случаях предпочтительнее наиболее современный способ введения инсулина с помощью инсулиновой помпы, то есть это постоянная подкожная инфузия инсулина, и отличие в том, что если шприц-ручка вводит инсулин одномоментно, потом этот инсулин рассасывается из подкожной клетчатки, то инсулиновая помпа постоянно вводит инсулин маленькими дозами.

Человек живет с сахарным диабетом всю жизнь, это та болезнь, которая не знает ни выходных, ни праздничных дней. Пациенту зачастую бывает очень сложно изо дня в день придерживаться всех рекомендаций, поэтому сейчас для многих голубой мечтой стала помпа, которая будет делать все сама: поставил сенсор, катетер и живешь без диабета, наслаждаешься жизнью, а помпа мониторит, вводит инсулин.

Родители, которые делают инъекции инсулина шприц-ручками, особенно малышам первого года жизни, порой жалуются, что вынуждены по 15 минут бегать за ребенком, чтобы сделать инъекцию. Когда мы переводим малышей на помпу, мы видим, как меняется их характер: они возвращаются в состояние обычных малышей. В данной ситуации главное преимущество — неоспоримое, психологического характера облегчение жизни пациента, улучшение образа жизни, уменьшение количества инъекций и инвазивных процедур. Еще один момент, который сложно достигнуть с помощью терапии шприц-ручки, — физиологичность введения базального инсулина, в соответствии с суточными ритмами и особенностью физической активности малышей.

Человек живет с сахарным диабетом всю жизнь, это та болезнь, которая не знает ни выходных, ни праздничных дней.

У меня есть пациентка, которая заболела диабетом в 2 месяца. Сначала у нее была небольшая потребность в инсулине, сейчас растет, причем к 12 часам ночи сахар поднимается особенно высоко, что связано с контринсулярным действием гормона роста, который выбрасывается в эти часы. Увеличением дозы длинного инсулина здесь не поможешь — есть риск, что к середине ночи сахар упадет. Приходится дополнительно в 23 часа вводить небольшое количество короткого инсулина, когда ребенок уже спит. Это прямое показание к установке инсулиновой помпы.

Второй аспект — возможность маневрирования дозами инсулина. Детям, которые занимаются спортом, помпа позволяет прекратить подачу базального инсулина или снизить скорость подачи базального инсулина во время активных занятий спортом, то есть тоже уменьшается вероятность гипогликемических состояний. У меня, например, есть пациентка, мастер спорта по фигурному катанию, она входит в юношескую сборную, ездит на соревнования, тренируется ежедневно с 6:30 утра. Девочка хорошо компенсирована, использует помпу, мы ее постоянно контролируем.

Но бывают такие моменты в подростковом возрасте, когда девочки начинают стесняться и перестают пользоваться помпой из-за того, что она может быть видна. Но это кратковременные отказы, и те, кто отказываются, опять начинают ее применять, потому что видят результаты.

Но пациент обязательно должен помнить, что, независимо от того, пользуется ли он помпой или шприц-ручкой, необходимо постоянно измерять уровень сахара в крови, потому что если вдруг подача инсулина по какой-то причине остановится с помощью инсулиновой помпы, то очень быстро может произойти декомпенсация заболевания.

— В каких еще случаях инсулиновая помпа предпочтительнее?

— Инсулиновую помпу мы рекомендуем тем, у кого есть сложности с компенсацией, девушкам, которые в будущем планируют беременность. Когда мы принимаем решение о назначении помпы, мы также оцениваем уровень образования в семье, но не всегда он влияет на возможность использования помповой инсулинотерапии.

Я часто привожу такой пример из практики. У меня есть пациент — мальчик из цыганской семьи. У него была большая инсулинорезистентность, вообще у всех цыган инсулинорезистентность высокая, это их особенность. Как-то приходит его мама на прием и говорит, что у нее ребенок чахнет (он, действительно, отставал в физическом развитии, у него был уровень гликозилированного гемоглобина 9-10%), и она хочет попробовать инсулиновую помпу ребенку. Надо сказать, что она была неграмотной и научилась читать только в Школе диабета. Тогда у нас были 712-е англоязычные помпы, поэтому мы сомневались, что она справится, и решили поставить пробную помпу на 2 недели с условием, что если она осилит, то затем дадим настоящую. За 2 недели женщина запомнила все шаги в обращении с помпой, единственной сложностью для нее была смена дозы базального инсулина, потому что десятичные числа были для нее трудны для понимания. Но когда мы с ней сели и я сравнила десятичные числа с копейками (0,05 — 5 копеек), она все поняла. В результате мальчику поставили помпу. И если раньше мальчик посещал нас 5-6 раз в год и они не могли справиться с сахарами, то теперь — раз в год. Мальчик учится уже во втором классе, он вырос, окреп. Все эти моменты обсуждаются, решаются. Мы решаем, какому пациенту какая помпа нужна, кому-то с мониторингом, кому-то без мониторинга, потому что каждый знает, на что семья способна, с чем он справится. Каждый доктор дает свой сотовый телефон пациенту, мы продолжаем общаться и дома.

— Сейчас часто говорят о постоянном удаленном мониторинге пациентов. Применяете ли вы в клинике постоянный удаленный мониторинг и насколько эта современная технология востребована среди пациентов?

— Если говорить о системе постоянного удаленного мониторинга, то тут значительную роль играет то, насколько есть в нем потребность. Часть наших пациентов его использует. У врачей есть доступ к информации, и это помогает в работе с пациентами. Постоянный удаленный мониторинг, безусловно, очень нужен в удаленных регионах или в том случае, если пациент живет далеко от клиники, где наблюдается. Например, в Томской области есть город Северный. Чтобы туда добраться, нужно лететь 2 часа на самолете. Конечно, для таких регионов постоянный удаленный мониторинг — это совершенно незаменимый вариант, шанс получения достойного уровня медицинского обслуживания.

Фото из личного архива


Читайте также в рубрике «Интервью с экспертом»

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться


Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта