Ì

Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
Войти
журнал
МЕД-инфо
справочник
лекарств и учреждений
консультации
задайте вопрос врачу
мобильные
приложения

ВИДЕО
Рубрики Темы

Актуальные новости

10 августа в 18:13
Иностранные студенты изучают опыт московских хирургов

10 августа в 15:50
Впервые в РФ выполнена операция по реконструкции черепа у младенца

05 августа в 02:35
Клиника, где скончался балетмейстер, оштрафована

12:35
В Морозовской больнице спасают детей

11:09
Открылся новый магазин профессиональной косметики



Технологии Интервью с экспертом
05 сентября 2016, 13:44 X 2247 K 0

И. Пронин: «Использование гибридного метода ПЭТ и МРТ сделает исследование быстрым и высокоинформативным»


Мы говорим c членом-корреспондентом РАН, профессором, доктором медицинских наук, вице-президентом  российского Национального общества нейрорадиологов, ассоциативным членом Американского общества детских нейрорадиологов, членом Европейского общества радиологов и Европейского общества нейрорадиологов, заместителем директора по научной работе НИИ им. Н.Н. Бурденко, заведующим отделения рентгенохирургических методов диагностики и лечения с лабораториями ПЭТ и ОФЭКТ Игорем Николаевичем Прониным.

—  В чем самое большое преимущество гибридного метода ПЭТ/МРТ для нейрорадиологии и нейровизуализации по сравнению с существующей на данный момент методикой диагностики и визуализации?

— Основное преимущество связано с возможностью получения комбинированной информации — анатомической и функциональной. Метод МРТ дает очень высокую тканевую контрастность с высоким пространственным разрешением. Мы можем добиться высококачественного МРТ-изображения, на которое сможем накладывать результаты таких функциональных исследований, как исследование гемодинамики мозга  на основе перфузионной МРТ, исследование функционально значимых зон коры мозга на основе функциональной МРТ (фМРТ), трактографию и, конечно же, результаты позитронно-эмиссионной томографии. Таким образом, мы можем скомбинировать высокоразрешающую способность МРТ с высокофункциональными возможностями позитронно-эмиссионной томографии. Это самое главное, ведь сегодня мы все время говорим о том, что необходимо сделать исследование быстрым и высокоинформативным, чтобы как можно скорее поставить точный диагноз. По сути, сегодня в нашей обычной клинической практике мы получаем следующее: сначала делаем МРТ, потом через какой-то промежуток времени (неделя – две) делаем позитронно-эмиссионную томографию и компьютерную томографию с функциональными исследованиями. В результате мы теряем драгоценное время.

Опухоль, особенно злокачественная, может расти достаточно быстро, захватывая иногда функционально значимые зоны мозга, делая последующее  лечение только паллиативным. И более того  если мы не можем поставить правильный диагноз, мы не можем вообще начать лечить. Сегодня ни для кого не секрет и не открытие, что чем раньше мы начали лечить опухолевое поражение мозга, тем больше вероятность, что врачам удастся  дольше контролировать клиническую ситуацию, сохраняя не только жизнь пациента, но, что немаловажно, сохранять его активный образ жизни и хорошее самочувствие. В медицине часто бывают ургентные ситуации, которые требуют немедленного решения и точного диагноза. Использование гибридного метода позволит нам использовать все преимущества МРТ (а их сегодня очень много) в комбинации с уникальными возможностями позитронно-эмиссионной томографии. Если все будет работать хорошо, качественно и стабильно, – это будет очень большой шаг вперед.

— А есть ли какие-то преимущества у SIGNA PET/MR, который вы представляли как комплексное решение по ПЭТ/МРТ, по сравнению с гибридно-сборными моделями, которые существуют на данный момент в России и за рубежом?

— Учитывая, что можно будет собирать одновременно данные ПЭТ и МРТ — это прорывное решение, потому что на сегодняшний день исследование состоит из двух частей: сначала ПЭТ, а потом МРТ. Возможность проводить исследование параллельно сокращает время, увеличивает пропускную способность оборудования, количество больных, которых можно исследовать. Это хороший выход. С одной стороны, мы получаем  общую экономию во времени, с другой, — новый уровень  диагностики, сочетая структурную и функциональную информацию одномоментно. Опухоль или ишемический процесс развиваются в динамике. В реальной клинической практике часто трудно получить комплексную диагностическую информацию быстро и параллельно. Сегодняшние диагностические исследования растянуты во времени: мы применили  один диагностический метод (например, КТ или МРТ),  затем  через какой-то промежуток времени другое исследование… Да, сейчас существуют рабочие станции, которые позволяют скомбинировать все предварительно полученные в разное время диагностические данные в одно изображение, но мы потеряли время, за которое патологический процесс может кардинально измениться, и лечить его уже нужно по-другому. Так, например, для радиохирургии, где используется миллиметровая точность, нужна актуальная информация об опухоли, иначе эффективность лечения может существенно снизиться. Для прямой хирургии нужны стопроцентные гарантии, что опухоль не выросла за одну–две недели, — в таком случае сделать операцию станет невозможным, либо опасным для пациента. Экономия времени очень важна, при этом немаловажным становится и экономия финансовых затрат, требуемых  на выполнение  многочисленных исследований. 3.0 Тесловая МР-система, которая лежит в основе нового аппарата, аккумулировала в себе самые современные достижения технологий и способна решать самые сложные диагностические задачи за короткое время.

— Если бы была возможность установить этот аппарат в НИИ им. Н. Н. Бурденко, было бы ему применение с научной точки зрения? Есть ли у вас пациенты, для которых это исследование было бы необходимо?

— Для нейрохирургии в НИИ им. Н. Н. Бурденко огромный простор для работы, как с точки зрения практического применения, так и с точки зрения научных исследований. Здесь есть потенциал для применения научных подходов, технологий, для решения важных прикладных и фундаментальных задач. Сегодня мы говорим даже не о простой диагностике или нейровизуализации, мы говорим о молекулярной диагностике, о нанотехнологиях в нейровизуализации. Это та самая комбинация, когда мы способны изучать структуру в связи с функциональными изменениями этой же структуры, что позволяет нам ответить на целый ряд вопросов патогенеза многих заболеваний. Мы сможем воздействовать на различные звенья патогенеза, прекращая болезнь, останавливая течение заболевания или замедляя ее прогрессию, в зависимости от того, что мы на сегодня понимаем в этой болезни.

 


Читайте также в рубрике «Интервью с экспертом»

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться


Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта