Ì

Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
Войти
журнал
МЕД-инфо
справочник
лекарств и учреждений
консультации
задайте вопрос врачу
мобильные
приложения

ВИДЕО
Рубрики Темы

Актуальные новости

15 октября в 14:49
Найдены 26 новых мутаций, провоцирующих рак поджелудочной железы

08 октября в 15:22
Обнаружен механизм снижения когнитивных функций при болезни Альцгеймера

08 октября в 15:17
Как диабет влияет на рост раковой опухоли

03 октября в 16:35
День пожилых людей отметили в московской больнице

10:20
Онкохирурги НМИЦ радиологии провели уникальную операцию



Фармакология Статьи
07 июля 2015, 11:07 X 11684 K 0

Что такое фармаконадзор и для чего он нужен

Основной зоной внимания фармаконадзора является благополучие пациентов. Его цели: как можно более раннее выявление неизвестных до этого проблем безопасности лекарственных средств, выявление частоты случаев побочных реакций, определение факторов риска при применении лекарственного средства и их количественная оценка, контроль соотношения «риск-польза» при применении лекарственного средства с целью оградить пациентов от избыточных рисков, с точки зрения потенциального получения положительного эффекта применяемого препарата. Подробно рассказывает Людмила Игоревна Карпенко, руководитель отдела медицинской информации и клинических исследований компании «Ниармедик».

История создания

Научной областью фармаконадзор стал в 1968 году, когда Всемирной организацией здравоохранения была принята Международная программа мониторинга лекарств (International Drug Monitoring Programme). Первые шаги по созданию системы фармаконадзора в России относятся к 1969 году. Тогда был создан отдел учета, систематизации и экспресс-информации о побочном действии лекарственных средств (ЛС). С 1973 года это Всесоюзный организационно-методический центр по изучению побочных действий лекарств. Его функциями были выявление, регистрация, анализ побочных реакций на ЛС, а также информирование медицинских работников о побочных реакциях и методах их профилактики.

В России в 90-е годы, к сожалению, работа по мониторингу безопасности ЛС почти не велась. Восстановление системы фармаконадзора относится к 1997 году, когда был организован Федеральный центр по изучению побочных действий лекарств Министерства здравоохранения РФ. За последующие 10 лет министерством была проведена колоссальная работа по гармонизации требований международного (в частности, европейского) и российского законодательства в области фармаконадзора и фармакобезопасности. В результате были выпущены методические рекомендации по организации службы фармаконадзора в компаниях-производителях лекарственных средств или держателях регистрационных удостоверений, а также вышли рекомендации по мониторингу нежелательных реакций при проведении клинических исследований. Эти рекомендации вобрали в себя основные положения европейских директив по организации системы фармаконадзора. В 2008 году Росздравнадзор запустил автоматизированную информационную систему (АИС-Росздравнадзор), которая стала единой централизованной базой данных по нежелательным реакциям в России.

«В России в 90-е годы, к сожалению, работа по мониторингу безопасности ЛС почти не велась».

Следующим этапом стало принятие в 2010 году федерального закона 61-ФЗ «Об обороте лекарственных средств», в котором появилась глава «Мониторинг безопасности лекарственных препаратов, находящихся в обращении на территории Российской Федерации».

Также в 2010 году началось серьезное переосмысление и развитие действующей системы фармаконадзора в Европе. Результатом создание такого системного документа, как GVP (Good Pharmacovigilance Practice), охватывающего практически все сферы обеспечения безопасности лекарственных средств на разных этапах развития препарата.

Изменения в законодательстве

Российская система фармаконадзора не остановилась на месте за 4 года с момента принятия федерального закона 61-ФЗ. С 1 июля 2015 года вступили в силу новые поправки в федеральный закон 61-ФЗ, в частности, внесены серьезные изменения в главу, регулирующую требования по фармаконадзору. С 1 января 2016 года вступают в силу «Правила надлежащей практики фармаконадзора» — по сути, перевод Good Pharmacovigilance Practice, переносящие на территорию не только России, но и остальных стран-участниц ЕАЭС, те же правила, которые уже действуют в Евросоюзе. К сожалению, для многих российских производителей, особенно тех, кто привык относиться к фармаконадзору как к чему-то второстепенному, мешающему «нормально работать», ввод в действие этого документа может стать не просто шоком, а и парализовать текущую деятельность.

Функционирование службы фармаконадзора

Так чем же занимается фармаконадзор, для чего он нужен и как должен работать в новых условиях? На каком этапе жизни препарата должен подключиться специалист, отвечающий за эту деятельность?

«Для многих российских производителей, особенно тех, кто привык относиться к фармаконадзору как к чему-то второстепенному, мешающему „нормально работать“, ввод в действие „Правил надлежащей практики фармаконадзора“ может стать не просто шоком, а и парализовать текущую деятельность».

Во-первых, система фармаконадзора должна быть встроена в общую систему контроля качества фармацевтической компании в целом. Для этого нужна система документирования всех процессов и управления документацией, надлежащий контроль, регулярное обучение персонала, оценка рисков и наличие системы мероприятий, направленных на их снижение, а также регулярное проведение аудитов. Регуляторные органы обязаны проводить соответствующие проверки и инспекции держателей регистрационных удостоверений на соблюдение этих требований. Новацией является введение дорегистрационных инспекций имеющейся или планируемой системы фармаконадзора, неудовлетворительный результат которых может повлечь за собой отказ в выдаче регистрационного удостоверения.

«Система фармаконадзора должна быть встроена в общую систему контроля качества фармацевтической компании в целом».

Во-вторых, значительно усиливаются требования к системе управления рисками. План управления рисками должен составляться по определенной структуре для каждого препарата. Он предоставляется регулятору вместе с заявлением на регистрацию или внесением существенных изменений (в том числе, при регистрации новых показаний) в инструкцию по применению. Таким образом, работа службы фармаконадзора должна начаться еще на этапе доклинического изучения препарата и продолжаться в течение всей его жизни. Участие высококвалифицированного специалиста по фармаконадзору становится необходимым не только на этапе проведения клинических исследований и оборота препарата на рынке, но и на самых ранних этапах разработки новой молекулы. Без консультаций с таким специалистом становится практически невозможна регистрация препарата, так как требуется его заключение по профилю безопасности и эффективности лекарственного препарата. Если на текущий момент в некоторых компаниях специалист по фармаконадзору является своего рода регистратором уже поступивших извещений о нежелательном явлении или нежелательной реакции, то в ближайшем будущем такой специалист обязан будет прогнозировать возможные риски при применении не только обращающегося, но и нового препарата еще до вывода его на рынок. Это значительно повышает требования к квалификации сотрудника и ко всей системе фармаконадзора компании-разработчика.

«Работа службы фармаконадзора должна начаться еще на этапе доклинического изучения препарата и продолжаться в течение всей его жизни».

В-третьих, ужесточаются требования в отношении выявления и репортирования регулятору всех возможных нежелательных реакций для зарегистрированных препаратов, в частности — литературному поиску, сообщениях на научных конференциях, а также поступивших непосредственно от пациентов и непрофильных СМИ, включая Интернет. Необходимо мониторить непрофессиональные сайты, блоги и социальные сети. Это резко увеличивает нагрузку на специалистов, занимающихся фармаконадзором, и повышает требования к их квалификации, особенно к умению определять достоверность случая, описанного в таких источниках.

В-четвертых, вводится понятие «сигналов», то есть «информации от одного или нескольких источников, которая предполагает наличие новой потенциальной причинно-следственной взаимосвязи между воздействием лекарственного препарата и нежелательным явлением или совокупностью взаимосвязанных нежелательных явлений, оцениваемая как достаточная для дальнейших действий по верификации сигнала». Получение сигналов может потребовать изменения оценки риск-польза и/или внесения изменений в инструкцию по применению в части безопасности. Это абсолютно новое понятие для российского фармаконадзора. Для анализа сигналов от специалиста требуется не только понимание системы фармаконадзора, но и знание методов статистического анализа.

«В ближайшем будущем специалист обязан будет прогнозировать возможные риски при применении не только обращающегося, но и нового препарата еще до вывода его на рынок».

Еще одной новацией является введение понятия пострегистрационных исследований безопасности неинтервенционного характера с целью активного мониторинга безопасности лекарственного средства (по инициативе держателя регистрационного удостоверения или по требованию регулятора).

Также абсолютно новым является и понятие «черной метки» (или «черного символа»), то есть требования дополнительного мониторинга в отношении препаратов, попавших в особый список. В инструкцию по применению таких препаратов вносится специальный символ и сопровождающая надпись «Данный лекарственный препарат подлежит дополнительному мониторингу. Это позволит быстро выявить новую информацию по безопасности. Мы обращаемся к работникам системы здравоохранения с просьбой сообщать о любых подозреваемых нежелательных реакциях».

Фото с сайта ctr-pharma.com

Фото эксперта с сайта nearmedic.ru


Читайте также в рубрике «Статьи»

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться


Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта