Ì

Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
Войти
журнал
МЕД-инфо
справочник
лекарств и учреждений
консультации
задайте вопрос врачу
мобильные
приложения

ВИДЕО
Рубрики Темы

Актуальные новости

13 мая в 16:11
Новые подходы в больнице № 17 города Москвы

06 мая в 12:40
Сеченовский университет создает стандарты паллиативной помощи

16:34
Нейрохирурги провели первую в России операцию по методике Bonnet bypass

05 апреля в 12:31
Выполнена операция по удалению гигантского инородного тела орбиты

04 апреля в 15:32
Состоится V Международный саммит медицинских сестер



Здоровый образ жизни Репортаж
29 мая 2014, 17:00 X 2920 K 1

Мария Голубкина и Рита Митрофанова об искусстве запоминания текста

На II Международном конгрессе и фестивале здоровья «Экология мозга: искусство взаимодействия с окружающей средой» прошел мастер-класс Марии Голубкиной и Риты Митрофановой, на котором они рассказали об искусстве запоминания и удивительных случаях из жизни.

Мария Голубкина: Десятилетний мальчик Орландо, играя с мячом, получил сильный удар по левой части головы. Родителям он ничего не сказал о травме, они ему долгое время лечили головные боли, и через какое-то время он обнаружил у себя необычные способности: помнил каждый день до мельчайших подробностей, начиная с того бейсбольного матча, когда получил травму, помнил, на какой день недели приходилось любое число года. Этот случай может послужить ключом к разгадке человеческого гения и сверхординарных способностей.

Рита Митрофанова: Маша, извини, пожалуйста!

М. Г.: Что, скучно?

Р. М.: Это не просто скучно! Мы сейчас ехали с тобой в машине и говорили о том, что космонавтов подбирают по сходной форме шизофрении. И это гораздо интереснее, чем мальчик с разбитой головой... Я думаю, нам нужно сейчас то, что нас взбодрило бы. Например, сегодня к нам заходил Владимир Винокур, и мы поняли, что способны воспринимать воспоминания человека, которые связаны только с Советским Союзом, то есть со временем, о котором мы знаем по наслышке. Это тоже свойство мозга.

М. Г.: У меня есть друг-космонавт, его зовут Юра, он провел 200 суток в космосе. Как-то приводит он меня в Звездный городок и говорит: «Ты знаешь, у каждого человека есть своя форма шизофрении. И чтобы ее выявить, есть специальная кабина, в которую помещают человека. Он без света, без общения, ему не дают спать: звучат определенные сигналы, и он сидит там 6 или 7 дней. Через 6 дней он уже начинает сходить с ума, и становится понятно, в какой именно форме его «заболевание». Экипаж подбирается по похожим «сумасшедшим».

Р. М.: А кто-нибудь не выдержал?

Мозг наш работает так, чтобы отдавать кусочки тому, что тебе действительно пригодится

М. Г.: Да, не выдержал один, на 3-й день попросился наружу.

Р. М.: То есть мы можем принять как аксиому, что мы все «тронулись» чуть-чуть, в той или иной степени? Просто главное понять и найти схожих с тобой по сумасшествию людей, найти общий интерес, и сходить с ума весело и качественно. Наверное, нужно как-то себя оберегать от стрессов и психологических травм. Иногда свое сумасшествие нужно объяснять. Ты можешь нахамить кому-то, нагрубить или, наоборот, быть слишком добрым и улыбчивым, но это нужно объяснить человеку.

М. Г.: Люди со схожей формой шизофрении, твои друзья, им не надо ничего объяснять. Они понимают, что ты реально «нормальный», потому что они такие же сумасшедшие, как и ты.

Р. М.: Была такая шутка, рассказал мне ее ребенок (а дети до 12 лет воспринимают все так, как надо воспринимать). Он сказал, что смысл мультика «Шрек» в том, что надо найти такого же урода, как ты, и жить счастливо. Я думаю, что голливудские режиссеры и мультипликаторы вряд ли думали об этом. Но ведь по большому счету детский мозг как-то так сработал. И это действительно экология мозга: когда он «понимает» все так, как оно есть на самом деле. А мы, взрослые, дальше додумываем, понимаем, осуждаем и обсуждаем.

Вопрос из зала: Расскажите, как можно быстро запоминать большие объемы текста.

М. Г.: Наша память тренируется. И своих детей надо заставлять учить стихи. Я, например, могу запоминать большие объемы текста, но, как сказала вчера Марина Чудакова, она писала с Еленой Сергеевной Булгаковой (женой Михаила Булгакова) воспоминания: «Я в этот день, в этот вечер помнила все дословно, и я могла это все записать». Есть короткая память, например, сценарий фильма. Ты смотришь на него, один раз «фотографируешь», исполняешь и забываешь навсегда. А есть тексты, которые ты помнишь всю жизнь. Тебя могут разбудить ночью, и ты прочтешь.

Р. М.: На самом деле люди действительно различаются, и это удивительным образом подтверждено в нашем с Марьей Андреевной дуэте. Потому что я, наблюдая за собой, заметила, что моя память не запоминает не то чтобы большие объемы текста, а тот материал, который мой мозг считает ненужным. Как помнишь, Олег Ефремов сказал, что читал частично, а забыл полностью. То есть мы читаем что-то, в себя вкладываем, а потом это уходит. Может быть, потому что это нам не нужно... Мозг наш работает так, чтобы отдавать кусочки тому, что тебе действительно пригодится. Я не помню ничего из своих школьных лет. У меня есть подруга, которая помнит все, что было со мной после 5-го класса, а я не помню ни одного момента. Но то, чем я увлекалась с 12 лет (это музыка), я помню от и до. Вот так работает избирательность памяти.

М. Г.: Действительно, тренировать свою память можно, заучивая новые стихи или запоминая музыку.

Вопрос из зала: А что легче запоминается: поэтические тексты или анекдоты?

М. Г.: Тут не надо даже тренироваться, это стихи надо учить, а анекдоты запоминаются сразу.

Р. М.: Я расскажу вам быстрый анекдот, который рассказал нам Владимир Натанович Винокур. Его поздравлял Владимир Путин в связи с каким-то новым званием. И В. Винокур говорит: «Владимир Владимирович, а позвоните моей маме!» А дело было 1 апреля. В. Путин говорит: «Хорошо». В. Винокур звонит маме, говорит: «Мам, сейчас с тобой будет разговаривать Владимир Владимирович Путин». Мама: «А что, не нашел никого больше, чтобы сегодня разыграть?». Это была первая анекдотическая ситуация. А когда мама уже поговорила с В. Путиным, в конце все-таки не удержалась и сказала: «Володь, перестань валять дурака!».

М. Г.: Да, случай действительно анекдотичный. Возвращаясь к тому, что память можно тренировать. Я до такой степени натренировалась с этой памятью, что помню практически все, и теперь память — это мое орудие производства. Если бы у меня не было памяти, то и еды бы у меня тоже не было. Я смотрела в детстве на своих родителей-актеров: они учили огромные тексты и мне говорили: «Ты тоже артисткой будешь!», а я отвечала: «Да вы что, с ума сошли? Никогда!» Есть выражение, кстати: «Наша профессия самая лучшая! Если бы только не было спектаклей и репетиций!». Видимо, от судьбы не уйдешь. Дети шахтеров идут в шахту, ты пошла в юридический, да? Как папа. А потом стала разговаривать много, как мама. Ну а что делать? Я периодически устраиваю себе какие-то экстремальные ситуации. Например, Владимир Александрович Стеклов говорит: «Ты можешь со мной сыграть спектакль через семь дней в Брянске?».

Тренировать свою память можно, заучивая новые стихи или запоминая музыку

Р. М.: Это название спектакля?

М. Г.: Нет! А ему я говорю: «Да, конечно! Надо как-то прорепетировать». Мы встречаемся в ресторане, он дает текст и говорит: «Так, вот этого слова нет, этого нет, а это есть! И там есть диск, посмотришь, кто в какую сторону идет». Я говорю: «А репетировать?» Он: «Встречаемся на сцене в Брянске!». Ну ладно, попробуем. Первые 3 дня я вообще не думала о том, что я открою текст, у меня рука не поднималась. Потом все-таки взялась, учить-то надо. Первый раз я выучила, как мне казалось. А второй — просто прочитала 2 раза. Так вот, первый раз я перепутала текст, а второй сказала абсолютно все, как есть. Это феноменально, конечно. И я понимаю, почему я еще в начале стала говорить о людях, которые получили некую травму. Приходил человек, который занимается с детьми, слепыми, глухими, он говорил, что глухая женщина поет абсолютно чисто, идеально, но она стоит босиком. То есть резонанс идет через ноги. Слепой человек, не имея даже картины перед глазами, совершенно гениально играет на рояле, пользуясь только слухом. То есть если ты лишен какого-то органа чувств, ты начинаешь невольно развивать какую-то часть своего мозга. Я еще читала про слепую женщину, которая издает звуки, как летучие мыши, и ходит так, как будто все видит. Я сейчас говорю о том, что все можно развить, если упорно этим заниматься. И наш мозг обладает какими-то уникальными возможностями, я думаю. Еще есть человек, который может наизусть сказать число Пи, а оно состоит из 22 тысяч с лишним знаков. Так что потенциал мозга неисчерпаем.

Фотографии Юлии Медковой


Читайте также в рубрике «Репортаж»

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться


Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
. Варвара Полетаева 29 мая в 20:00  

Веселые барышни)) Круто!