Ì

Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
Войти
журнал
МЕД-инфо
справочник
лекарств и учреждений
консультации
задайте вопрос врачу
мобильные
приложения

ВИДЕО
Рубрики Темы

Актуальные новости

06 июля в 15:29
Проблемы непереносимости молока в 82 % случаев решены

12:15
Футболист Юрий Ковтун встретился с врачами в Москве

14 июня в 15:30
В России зарегистрирован инкубатор-трансформер нового поколения

09 июня в 11:14
Росздравнадзор выявил грубые нарушения в клинике

08 июня в 10:14
Названы самые полезные продукты для завтрака



Психиатрия и психология Интервью с экспертом
22 декабря 2017, 11:58 X 1269 K 0

Владимир Ротштейн: «Люди с психическими расстройствами помогают друг другу»

В 1996 году в России появилась первая организация, которая начала собирать группы взаимной поддержки для людей с психическими расстройствами — «Общественные инициативы в психиатрии». Эти группы были хорошим инструментом в борьбе со стигматизацией в психиатрии: люди общались, обсуждали свои проблемы и избавлялись от ненужных стереотипов.

В конце ноября некоммерческие организации и профессиональное сообщество выступили с инициативой STOPSTIGMA, направленной на уменьшение предрассудков в обществе в отношении людей с нарушениями психического здоровья и развития, снижение их социальной изоляции. Мы поговорили с одним из создателей первых в России групп взаимной поддержки психиатром Владимиром Григорьевич Ротштейном о том, как они работают и зачем нужны.

— Расскажите, что такое группа взаимной поддержки?

— Группа поддержки формируется из людей, которые столкнулись с какой-то общей проблемой или болезнью. Периодически они собираются вместе и просто разговаривают о своих проблемах. На этих встречах люди вовсе не жалуются друг другу и не учат друг друга жить. Нет, они именно обсуждают проблему с разных сторон, делятся своим опытом, который может быть полезен для остальных.

Несмотря на свободу в обсуждениях, у группы есть правила, которых должны придерживаться все. Например, есть основополагающие правила: участники должны быть терпимыми и не критиковать друг друга. Многие правила появляются уже в процессе работы. Когда я вел группу, мы однажды установили правило: на каждой встрече нужно рассказать, что хорошего произошло с человеком за последнюю неделю. И через какое-то время участники научились видеть приятные мелочи в своей жизни.

— Зачем нужны группы поддержки? Можно ведь просто попить чай с друзьями или соседями и обсудить все проблемы с ними.

— У людей с психическими расстройствами есть одна большая проблема — им сложно говорить о своей болезни с другими людьми. Такие заболевания разобщают: люди не могут объяснить родным свои переживания; не могут достигнуть взаимопонимания с окружающими. А группы поддержки — это один из способов социализации, так как люди собираются вместе и учатся рассказывать о своих проблемах и чувствах. Они знают, что в этой группе их поймут, не будут над ними смеяться, знают, что в этой группе у всех людей очень схожие проблемы.

Кроме того, такие группы помогают бороться со стигматизацией в психиатрии. Существует много мифов о том, что психические больные глупые, неизлечимые, опасные. Британские исследователи подсчитали, что 58% людей с психическими расстройствами страдают от стигмы и дискриминации сильнее, чем от самой болезни.

Когда я вел группу, мы однажды установили правило: на каждой встрече нужно рассказать, что хорошего произошло с человеком за последнюю неделю. И через какое-то время участники научились видеть приятные мелочи в своей жизни.

К сожалению, иногда сами больные начинают в это верить и чувствуют себя «людьми второго сорта». Все это происходит из-за простого незнания особенностей болезни и методов лечения. В группах у людей появляется возможность узнать больше о своем заболевании и пообщаться с другими больными.

— Вы сказали про стигматизацию, и действительно не секрет, что психиатрия обросла невероятным количеством мифов. Сталкивались ли вы когда-нибудь с этой проблемой?

— Проблема здесь не только в мифах, но и в отношении общества к психическим болезням вообще. Например, известно, что женщины болеют депрессиями гораздо чаще, чем мужчины. Причем тяжелыми депрессиями женщины страдают в 2 раза чаще, а легкими — в 5 раз. Эта странность объясняется тем, что женщины чаще и легче обращаются к врачу по этому поводу. Насчет депрессий в обществе существует предрассудок: считается, что депрессия — болезнь слабых. Поэтому кажется, что мужчинам стыдно болеть депрессией, стыдно идти с этим к врачу. В результате суициды среди мужчин встречаются гораздо чаще, чем у женщин.

Я знаю очень показательную историю. Бывший президент пан-европейкой ассоциации GAMIAN-Europe (мы много лет сотрудничали с этой ассоциацией) англичанин Родни Элджи был преуспевающим адвокатом. Однажды он заболел очень тяжелой депрессией: примерно год он провел в психиатрической больнице. После выздоровления он вернулся к себе в адвокатскую контору и узнал, что его партнеры решили не говорить клиентам ничего про депрессию. Они говорили всем, что Родни перенес тяжелую сердечную операцию. Партнеры объяснили свое решение тем, что Родни потерял бы всех клиентов, если б они узнали его настоящий диагноз. Потому что мужчина, который заболел депрессией, — это ужас и позор, это значит, что он слабак, с которым нельзя дело иметь. С тех пор Родни и посвятил себя борьбе с предрассудками, касающимися психических расстройств.

— А во время работы с группами взаимопомощи вы сталкивались со стигмой?

— Да, и это еще один пример успешной борьбы со стигмой. Когда мы только начинали встречи, у нас не было постоянного места для сбора. Проще всего было встречаться в диспансере, но мы хотели делать это на нейтральной территории.

Мой друг, который работал в МИИГАиК, предложил нам проводить встречи в университете во время летних каникул. Но когда мы пришли договариваться с женщиной, которая отвечала за аудитории, она безумно испугалась: «Сумасшедшие? Группа? У нас?». Но отказать было нельзя, поэтому ей пришлось смириться, и два месяца мы занимались в университете. Осенью, когда мы покидали университет, та же самая женщина сказала нам: «Господи, вы скажите, где теперь будете собираться. Может, я когда-нибудь к вам тоже приду. Какие вы хорошие!». За эти два месяца у нее совершенно изменилось представление о том, что такое пациент с психическим расстройством. 

— Есть ли категория людей, которым не стоит посещать группу взаимной поддержки?

— Здесь может быть только одно противопоказание — это очень тяжелое состояние, когда болезнь мешает человеку адекватно проявлять себя. В таком случае человеку сначала нужно пройти определенный курс лечения, чтобы избавиться от сильных проявлений заболевания. Все остальные люди вполне могут принимать участие в работе групп. Главное, чтобы человеку этого хотелось, чтобы он получал пользу и удовольствие от этих встреч.

Фото: с сайта EEC Medical


Читайте также в рубрике «Интервью с экспертом»

 

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться


Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта