Ì

Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта
Войти
журнал
МЕД-инфо
справочник
лекарств и учреждений
консультации
задайте вопрос врачу
мобильные
приложения

ВИДЕО
Рубрики Темы

Актуальные новости

27 апреля в 10:23
МЕД-инфо поздравляет Л. М. Рошаля с днем рождения!

20 апреля в 18:19
Филиал Первого МГМУ в Баку помогает в развитии системы здравоохранения Азербайджана

20 апреля в 12:34
Компания «Ниармедик» запустила сайт о медизделиях

19 апреля в 15:24
«За заслуги перед отечественным здравоохранением» награжден Олег Кит

15 апреля в 11:47
В Москве обсудили стратегии продвижения фармпрепаратов



Кардиология Репортаж
20 июля 2015, 11:42 X 3196 K 0

В Красногорском сосудистом центре провели операцию по стентированию

Московская область, Красногорский региональный сосудистый центр. Мы узнаем в подробностях, что такое стентирование и что такое собственно стент. Операция проходит на одном из коронарных сосудов. Эти сосуды питают кровью непосредственно саму сердечную мышцу — миокард.

Пациент уже в операционной. Показания к оперативному вмешательству — клиническая картина нестабильной стенокардии, поступил в Красногорский сосудистый центр после очередного приступа болей в грудной клетке. Хирург — Андрей Геннадьевич Ларин, заведующий отделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения. Первый этап вмешательства — коронарография, детальное обследование проблемных сосудов с помощью специального рентгеновского аппарата.

Андрей Ларин комментирует: «Пациент ранее стентированный, около года назад, в одной из московских клиник. Мы выявили определенные поражения коронарного русла и хроническую окклюзию (перекрытие) одной некрупной артерии. Это сейчас несущественно, так как кровоток уже нашел обходные пути, миокард кровоснабжается по так называемым коллатералям.

Главная и чрезвычайно острая проблема в другом месте. Резкий стеноз (сужение просвета) очень крупной артерии, передней межжелудочковой в проксимальном сегменте. Если передняя межжелудочковая закрывается в этом сегменте, то это, как минимум, обширный инфаркт, а как максимум — даже скорая помощь может не успеть приехать. В англоязычной литературе ее называют making widows artery, что значит „артерия, делающая вдов“. Поэтому мы сейчас не будем заниматься хронической окклюзией мелкой артерии, а срочно сделаем стентирование более значимой. Точное название такой операции, если вам интересно, звучит так: прямое стентирование передней межжелудочковой ветви левой коронарной артерии».

Стент — это тонкая сетчатая трубочка, состоящая из проволочных ячеек. В нее вставлен специальный баллон. Стент с баллоном внутри в сжатом состоянии вводится в место сужения сосуда (это момент позиционирования стента). Затем баллон раздувается с помощью специального шприца-инфлятора. Расширяясь, он вжимает стент в стенки сосуда, увеличивая его просвет. На заключительном этапе операции баллон убирается, а стент остается. Кровоснабжение восстанавливается практически в полном объеме.

После принятия решения о тактике операции хирург ставит проводниковый катетер. Через него в сосуд вводится инструмент, который Андрей Ларин ласково именует «коронарный проводничок». По нему стент напрямую устанавливается в артерию. Это и есть так называемое прямое стентирование, без предилатации, то есть без предварительного расширения сосуда.

Особо следует рассказать про место, через которое в сосуды вводятся инструменты (все, что вводится внутрь, называют общим термином — интродьюсеры). В Красногорском центре большинство операций делается так называемым «лучевым доступом», то есть через лучевую артерию руки. Такой метод, по сравнению с классическим, через бедренную артерию, считается щадящим, дает возможность значительно сократить реабилитационный период. Во время операции пациент находится в сознании, общается с хирургом, по его команде делает вдохи-выдохи, задерживает дыхание.

«Все наши операции выполняются под местной анестезией, — говорит Андрей Ларин, — обезболивается непосредственно место прокола и место постановки интродьюсера, то есть, пациент не испытывает никаких болезненных ощущений. Внутри сосуды не имеют никаких рецепторов болевых, потому что, если бы они были, человек бы чувствовал каждое сердечное сокращение, каждый момент выброса крови. Так как внутри нет болевых рецепторов, соответственно, внутреннее обезболивание не нужно».

В операционной звучит громкая команда хирурга: «Все, закончили!» Пациент получает рекомендации на первое время. Они простые — стараться не напрягать проколотую руку. Заодно, уже в роли заведующего отделением, Андрей Геннадьевич делится важной информацией: «Эта операции сложные, но мы их делаем часто, можно сказать, что сейчас они находятся на потоке. В нашем центре в год их выполняется 700-800. В целом в Московской области, конечно, охвачены не все нуждающиеся в таких операциях, далеко не все. В настоящее время мы планируем расширять поток пациентов, будем больше оперировать».

Фото Сергея Егорова


Читайте также в рубрике «Репортаж»

 

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Войдите на сайт


Забыли пароль?

Зарегистрируйтесь, чтобы воспользоваться всеми возможностями сайта